народы Севера

Психология этнической идентичности детей коренных малочисленных народов Севера.

На рубеже XX и XXI веков общество открыло для себя новый феномен — этническое возрождение или этнический парадокс современности. Сущность этого явления заключается в значительном повышении роли этничности в общественных процессах, возрождении интереса к этнической идентичности, языку, культуре, обычаям, традициям, образу жизни на фоне нарастающей интернационализации экономической и социально-политической жизни, глобализации человеческой деятельности.

Психология личности в условиях традиционной преемственности деревни Русского Севера.

Автор: 

Проблема выявления психологических особенностей личности в соотношении с условиями ее бытия и развития представляется актуальной для рассмотрения психологии личности в изменяющемся мире. При этом мы не должны забывать о принципиальном значении традиционной преемственности.

Проблемы перехода к устойчивому развитию районов расселения коренных народов российской Арктики

Коренное население Севера, или коренные народы и этнокультурные группы населения Севера, часть которых составляют народы российской Арктики, является сложным многосоставным понятием, не закрепленным законодательно, и включает в себя следующие категории:
1. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, которые фактически полностью соответствуют категории “аборигенных народов” в международном праве и юридически выделяются в СССР и России начиная с 1926г.2
2. Относительно крупные народы Сибири и Европейского Севера (карелы, коми, сибирские татары, буряты, якуты, алтайцы, тувинцы, хакасы); в составе практически каждого из которых были или есть этнотерриториальные группы, зависевшие в основном от рыболовства, охоты, собирательства и даже (у тувинцев, коми, якутов) оленеводства.
3. Этнотерриториальные группы русских старожилов (потомки первых поселенцев XVI-XVII вв., часто смешанного происхождения, то есть возникшие за счет частичной ассимиляции коренного населения Севера), также зависевшие в основном от рыболовства, охоты, собирательства.

Жизнеобеспечение и адаптивная стратегия эвенков в конце xx века (север Туруханского района Красноярского края).

Многие исследователи, признавая важность сохранения традиционной хозяйственной деятельности народов Севера на современном этапе, высказывают пессимистические соображения по поводу перспектив ее дальнейшего функционирования. Отмечается, что существование людей за счет традиционного хозяйства в современных условиях исключительно рыночных отношений осложнено невозможностью получения от него необходимых доходов, а также просто отсутствием возможности выжить. Важная причина такому положению дел кроется в том, что “традициях северных народов никогда не было производства продукции на рынок”82. Более того, во многих регионах проживания коренных народов рыболовство и охота вовсе не являются основными занятиями и не могут быть источником жизнеобеспечения83. Другие авторы полагают, что традиционное природопользование необходимо развивать на основе приоритетной государственной поддержки84. С этим трудно не согласиться, но государство далеко не всегда желает или оказывается в состоянии это сделать.

Народы севера Иркутской области

Автор: 

Работа посвящена народам Севера – эвенкам и тофаларам, которые живут в административных границах Иркутской области. Ранее мной были опубликованы работы по народам Севера Магаданской области и родовым общинам народов Севера в республике Саха (Якутия). Все они представляют собой предварительный результат исследования этнографических и социокультурных изменений последних десяти лет в Сибири и на Дальнем Востоке.

Биосферный резерват как форма сохранения этнической культуры (на примере юганских хантов)

Юганский бассейн является оптимальной базой для реализации модели биосферного резервата, что обуславливается рядом факторов. Во-первых, здесь находится Государственный Юганский заповедник. Это ядро БР, которое является первичной зоной природоохранной деятельности и научных исследований физической среды и биоты. Во-вторых, на внешней периферии заповедника по берегам рек Большой и Малый Юган, которые охватывают заповедник с обеих сторон, лежит территория компактного проживания юганских хантов, насчитывающих более восьмисот человек.