народы России

Легенды и предания о святых, святилищах, об оберегах, атрибутах

Осетинский танец "Цоппай" исполнявшийся в случае смерти человека от удара молнии

Святое место, святилище - является топонимическим объектом: для традиционного осетина в качестве почитаемого, для жителя не традиционно воспитанного или гостя - это точка обозначения местности. Нами собран фольклорный материал, связанный со святилищами Осетии, но теоретического осмысления в полной мере он не получил. Поэтому часть нашего исследования будет посвящена легендам, преданиям, историям наказания за непочитание святилищ, историй происхождения и других различных историй, происходящих со святилищем и в связи с ним, о местности, где находится святилище и т.д.

Шаманство

Шаманство (шаманизм) - одна из наиболее ранних форм религии, возникшая по всей вероятности еще в каменном веке в безгосударственных обществах, хозяйство которых базировалось на охоте. Шаманство сохранилось у многих народов мира - в Африке, Северной и Восточной Азии, у индейцев Америки и др. Но оно находится у них на разных стадиях развития. Так, в Сибири, шаманство еще в середине XX века существовало в ярких сложившихся формах; в культурах некоторых европейских народов, например у венгров, выявлены лишь его пережитки, а у аборигенов Австралии удалось обнаружить даже его зачатки.
Название этой формы религии происходит из эвенкийского языка, где "шаман", "саман" означает возбужденный, исступленный человек.

Специфика менталитета молодежи традиционных этносов Дагестана

Сегодня для науки и для общества в целом характерно стремление к замене утерянных социальных идеалов новыми, национальными, способными помочь в восстановлении нарушенной идентичности. Этим объясняется и значительный интерес к истории своего народа, который наблюдается в настоящее время, к своей культуре, мифам, традициям, религии. Специфика менталитета вызывает интерес и у политиков, которые стремятся воздействовать на процесс формирования идеологии и повысить социальную адаптацию людей.

Проблемы перехода к устойчивому развитию районов расселения коренных народов российской Арктики

Коренное население Севера, или коренные народы и этнокультурные группы населения Севера, часть которых составляют народы российской Арктики, является сложным многосоставным понятием, не закрепленным законодательно, и включает в себя следующие категории:
1. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, которые фактически полностью соответствуют категории “аборигенных народов” в международном праве и юридически выделяются в СССР и России начиная с 1926г.2
2. Относительно крупные народы Сибири и Европейского Севера (карелы, коми, сибирские татары, буряты, якуты, алтайцы, тувинцы, хакасы); в составе практически каждого из которых были или есть этнотерриториальные группы, зависевшие в основном от рыболовства, охоты, собирательства и даже (у тувинцев, коми, якутов) оленеводства.
3. Этнотерриториальные группы русских старожилов (потомки первых поселенцев XVI-XVII вв., часто смешанного происхождения, то есть возникшие за счет частичной ассимиляции коренного населения Севера), также зависевшие в основном от рыболовства, охоты, собирательства.

Жизнеобеспечение и адаптивная стратегия эвенков в конце xx века (север Туруханского района Красноярского края).

Многие исследователи, признавая важность сохранения традиционной хозяйственной деятельности народов Севера на современном этапе, высказывают пессимистические соображения по поводу перспектив ее дальнейшего функционирования. Отмечается, что существование людей за счет традиционного хозяйства в современных условиях исключительно рыночных отношений осложнено невозможностью получения от него необходимых доходов, а также просто отсутствием возможности выжить. Важная причина такому положению дел кроется в том, что “традициях северных народов никогда не было производства продукции на рынок”82. Более того, во многих регионах проживания коренных народов рыболовство и охота вовсе не являются основными занятиями и не могут быть источником жизнеобеспечения83. Другие авторы полагают, что традиционное природопользование необходимо развивать на основе приоритетной государственной поддержки84. С этим трудно не согласиться, но государство далеко не всегда желает или оказывается в состоянии это сделать.

Народы севера Иркутской области

Автор: 

Работа посвящена народам Севера – эвенкам и тофаларам, которые живут в административных границах Иркутской области. Ранее мной были опубликованы работы по народам Севера Магаданской области и родовым общинам народов Севера в республике Саха (Якутия). Все они представляют собой предварительный результат исследования этнографических и социокультурных изменений последних десяти лет в Сибири и на Дальнем Востоке.

Биосферный резерват как форма сохранения этнической культуры (на примере юганских хантов)

Юганский бассейн является оптимальной базой для реализации модели биосферного резервата, что обуславливается рядом факторов. Во-первых, здесь находится Государственный Юганский заповедник. Это ядро БР, которое является первичной зоной природоохранной деятельности и научных исследований физической среды и биоты. Во-вторых, на внешней периферии заповедника по берегам рек Большой и Малый Юган, которые охватывают заповедник с обеих сторон, лежит территория компактного проживания юганских хантов, насчитывающих более восьмисот человек.

Конфессиональный состав населения России

Конфессиональный состав населения России за последнее десятилетие существенно изменился. Возобновили свою деятельность некоторые конфессии, запрещенные при советской власти. Появились и некоторые новые деноминации. Тем не менее, подавляющее большинство верующих России, как и прежде, придерживаются православия. Хотя православие в нашей стране в первую очередь ассоциируется, конечно, с русскими, его исповедуют также основная часть карел, вепсов, ижорцев, саамов, коми, коми-пермяков, удмуртов, бесермян, марийцев, мордвы, чувашей, нагайбаков, осетин, цыган, кумандинцев, телеутов, чулымцев, хакасов, якутов, камчадалов. Православными считаются и большинство ненцев, манси, ханты, селькупов, кетов, тубаларов, шорцев, нанайцев, ульчей, ороков, орочей, алеутов, ительменов, юкагиров, чуванцев, однако православие обычно сочетается у них с пережитками родоплеменных верований. Православия придерживаются и бoльшая часть живущих в России украинцев, белорусов, молдаван, грузин, болгар, гагаузов, греков. Православными являются многие западные буряты, часть калмыков, татар (кряшены), кабардинцев (моздокские), долган, чукчей, коряков, алюторцев, нивхов.

Этнология и перепись населения (Перепись - 2002: проблемы и суждения)

Автор: 

Проект программы новой переписи населения был подготовлен для обсуждения еще в 1995 г. и с тех пор, насколько мне известно, не претерпел существенных изменений. Она, как программа предыдущих переписей населения СССР, предусматривает учет пола, возраста, места жительства, гражданства, языка, национальной (этнической) принадлежности, брачного состояния, типа учебного заведения (для учащихся) и источника средств существования.

Перепись 2002: игры по Витгенштейну (Перепись - 2002: проблемы и суждения)

На одном из мартовских заседаний Ученого совета Института этнологии и антропологии РАН рассматривался вопрос о проекте Перечня и кодов национальностей, народностей, этнических групп и языков, разработанный Госкомстатом и направленный в Институт Генеральным директором Российского статистического агентства с просьбой “рассмотреть... и направить замечания и предложения”. Этому эпизоду предшествовала серия событий, протекавших в недрах Росстата и его Управления статистики населения, которые и привели к появлению на свет этого любопытного документа.

Трансформации, статистика и перепись населения России (Перепись - 2002: проблемы и суждения)

Автор: 

Думать, что статистика “отражает реальность” и что она - беспристрастное зеркало общества, - достаточно наивно, поскольку в самих вопросах, которые ставятся при переписи, в их формулировке уже заложены не только потребности общества, но и предписания органов власти. Если к этому добавить огромную инструктивную часть для переписчиков, обработку и редактирование публикаций, то данные переписи становятся такой же частью общественно-политических и академических дебатов, как и другие так называемые объективные источники информации. В то же время социально-культурные антропологи и этнологи, наряду с другими обществоведами, активно используют переписную статистику и участвуют в ее производстве.

Перепись населения: кого считать и как считать? (Перепись - 2002: проблемы и суждения)

Автор: 

Отсутствие сколько-нибудь достоверных статистических данных в условиях резких трансформаций в составе и численности народонаселения, демографических показателях, социально-экономических характеристиках после 1991 г. создало огромные трудности в исследовании тенденций развития российского общества и, надо полагать, для государства в планировании его внутренней политики. Публикации конца 1990-х гг. основывались на явно устаревших материалах Всесоюзной переписи 1989 г. и потому не могут считаться вполне адекватными. А поскольку общественные процессы в постсоветскую эпоху характеризуются гораздо большим динамизмом, чем прежде, то и данные переписи 2002 г. тоже могут устареть до их обнародования. Остается только удивляться недальновидности государства, которое экономит на том, что ему нужно в первую очередь, – на познании общества, которым оно пытается управлять.

Русский мир: смыслы и стратегии

Автор: 

Российский народ создал самое обширное государство в мире и входит в число десяти самых крупных по численности народов мира. У нашего государства много выдающихся достижений и вклад его в мировую цивилизацию и в мировую культуру более чем примечателен. Далеко не всем государствам и народам удается породить феномен глобального размаха, который можно было бы назвать «миром», т.е. трансгосударственным и трансконтинентальным сообществом, которое объединено своей причастностью к определенному государству и своей лояльностью к его культуре. Такими мирами обладают, наряду с Россией, только Испания, Франция и Китай. Возможно, Ирландия вместе с Великобританией. «Мир» или диаспора - это не просто сумма эмигрантов, выехавших с территории исторического государства в разные эпохи и в разные страны. Это близкие, но не совпадающие явления. Ясно, что без массовой эмиграции невозможно возникновение культурно родственного населения за пределами государства. Но само по себе большое число не гарантирует возникновение за рубежами Родины родственного внешнего мира.

Этнология и политика. Научная публицистика. (предисловие и часть первая)

Авторы : 

Ученому-этнологу не так просто издавать книгу, в названии которой слова “политика” и “публицистика” могут насторожить постороннее академическое ухо. Слово политика для некоторых исследователей этноисторических проблем кажется почти ругательством, а слово публицистика пугает возможностью отступления от научных стандартов. После 35 лет занятий наукой (моя первая научная работы была опубликована в 1966 г.) эти опасения мне не кажутся столь серьезными, и для этого есть особый резон. Во-первых, фактически нет обществоведческих занятий вне политики, а тем более вне поля властных и идеологических взаимодействий. Этнологическая наука, изучающая культурное многообразие людей и человеческих сообществ, да еще в многоэтничной стране, не может быть в стороне от политики. Более того, в бывшем СССР и в новой России последние полтора десятка лет именно эта дисциплина оказалась одной из наиболее востребованных в ходе радикальных общественных трансформаций. Пожалуй, нигде и никогда столько много профессиональных этнографов и близких им по занятиям обществоведов не совершили “обряд перехода” из профанного в сакральное, т.е. участвовали во власти или в активной политической деятельности. Достаточно привести примеры политиков “первого уровня”: Г.В. Старовойтова в России, Л. Чибиров и А. Чочиев в Южной Осетии, А. Галстян и А. Мкртчян в Армении, В.Г. Ардзинба в Абхазии. Трое из них трагически погибли в жестокостях нашего времени. Десятки лидеров так называемых национальных движений от имени разных этнических сообществ вышли из среды этнографов, филологов, фольклористов и им подобных. Прожитые полтора десятилетия нуждались в гуманитариях, а сами гуманитарии были активными участниками и соавторами свершающихся событий. Хорошо или плохо, когда столь много ученых-гуманитариев прямо или косвенно, с энтузиазмом или без него, участвуют в политике, а значит, в управлении и в переустройстве общества, – вопрос не такой однозначный. Французский философ М. Фуко считал, что лучше держаться подальше от гуманитариев с их часто утопическими проектами в то время, когда управленцы заняты делом общественного переустройства. Другие, наоборот, уверены, что без научных концепций и без ученых управлять и переустраивать общество невозможно. В любом случае, в культурно сложных сообществах всегда есть потребность в дополнительном знании “другого” (языка, обычаев, интересов, связей, мировидения), а также существуют специфические проблемы организации и управления обществом, которые требуют общественного соучастия ученых-этнологов. Я уже давно пришел к выводу, что “научное управление обществом” есть химера, но и управление обществом без добротной научной экспертизы – безответственная импровизация.