Артемова О. Ю.

Колено Исава. Охотники, собиратели, рыболовы.

Вик-мункан. Ральф Пеинкина.

Лежащая перед вами книга — это плод многолетних усилий автора, движимого стремлением показать в многообразии и сложности культуры и общества тех, кого зовут людьми каменного века, — охотников, звероловов. Показать освобожденными от расхожих вымыслов и упрощений — как обывательских, так и, казалось бы, «высоконаучных». Показать культуры и общества людей, которые осознанно из поколения в поколение шли «путями своими», создавая уникальные, достойные подлинного удивления и глубокого почтения стили человеческого общежития. Молва несправедлива, а расхожие предрассудки упорны, и «противостоять им приходится полемически» (Салинз 1972: 19). Поэтому в дальнейшем изложении имеется немало научной критики и споров с коллегами, которые ведутся языком, принятым в среде профессионалов — этнологов, или социальных (культурных) антропологов, исследующих сложные проблемы организации и эволюции человеческих обществ.

Отечественная теория «первобытности» и социальная организация австралийских аборигенов

До совсем недавнего времени в нашей этнологии анализ материалов по охотникам и собирателям всегда был составной частью изучения бесписьменных и безгосударственных культур, а оно, в свою очередь, велось как вспомогательное средство для разработки общей теории эволюции человеческого общества, т.е. реконструкции первобытной истории. Эта традиция перешла к нам от дооктябрьской эпохи. От нее нам досталось и весьма солидное наследство.
Первобытной историей интересовались и первобытную историю разрабатывали крупнейшие русские ученные, блестяще образованные, cвободно читавшие научную литературу на иностранных языках, сотрудничавшие с зарубежными учеными, следившие за достижениями современной им научной мысли заграницей.

Гармония родства

Проблемы родства всегда слыли сложнейшей областью этнологии. Их изучение до сих пор все еще узко специализировано, в известном смысле «эзотерично». Однако если разобраться, овладение ими не представляет собой сверхтрудной задачи. Главным образом оно осложняется нарочитой специализированностью и схоластической формализацией терминологического аппарата, а также разнобоем в толковании центральных понятий. Унификация и прояснение терминологии, подчиненные стремлению к ее максимальной точности и целесообразности, могли бы сделать проблемы родства доступными любому этнологу и существенно облегчить понимание реальной организации родственных структур, т.е. лишить сферу изучения родства ее «эзотеричности». В конечном счете, как нам хотелось бы показать, сфера родства — человеческих отношений и человеческих идей, интеллектуальных моделей этих отношений, — проста, логична, красива и разумна, т.е. гармонична.