Тишков В.А.

Мировые мегаполисы и проблемы межэтнического и межрелигиозного согласия

Автор: 

Если возникнет серьезный кризис, тем более, в форме открытого насилия, связанного с межэтническими отношениями, межрелигиозными, тогда это грозит гораздо более серьезными последствиями. Ясно, что Москва от этого не исчезнет, город не исчезнет. Крупные города, мегаполисы периодически переживали и переживают такие ситуации, но это всегда большая и серьезная травма, которая остается надолго и свидетельствует, прежде всего, о провале управления, т.е. о неэффективном управлении и о недостаточно точном анализе со стороны экспертов, которые обязаны анализировать и в какой - то мере предвидеть ситуацию. Я скажу немного об этой проблеме, как о проблеме крупного мегаполиса.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Язык и алфавит как политика")

Автор: 

В Республике Татарстан возникла проблема общегосударственного значения, хотя речь идет всего лишь о смене алфавита татарского языка с кириллицы на латиницу. Руководство Татарстана и часть местной интеллигенции инициировали принятие республиканского закона, который предусматривал начало реформы с сентября 2001 г. Еще раньше этому предшествовала принятая в 1991 г. “Концепция развития татарского просвещения”, которая определила курс на последовательную автономизацию так называемой национальной школы Республики Татарстан, ее организационную и содержательную изоляцию от национальной российской школьной системы. Что такое национальное образование? Основной аргумент состоит в том, что латиница более адекватно отражает фонетический строй татарского языка, а длительное существование кириллицы наносило ущерб функциональному развитию этого языка, принося неудобства его носителям. Приводятся мнения республиканских политиков, что языковые вопросы решает народ, которого это прежде всего и касается, а остальное общество и федеральные власти не должны здесь навязывать свое мнение. Одним из основных аргументов в пользу реформы приводится решение Всемирного конгресса татар – эпизодического собрания “гостей республики”, по сути своей никого не представляющего и крайне политизированного.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Миф о демографической катастрофе в России")

Автор: 

Вопрос о “вымирании России” сегодня обсуждают многие, ибо люди, включая президента, привыкли доверять статистике и тем, кто “в этом разбирается”. Отечественные статистика и демография имеют сильные традиции, но специалисты, давшие такие оценки, ошибаются. Несколько слов об иммиграции В последние десятилетия большинство развитых стран имеет очень низкий или нулевой рост населения. Никто по этому поводу истерик не закатывает, даже занимающая второе место в мире после России по размерам территории Канада, где численность населения еще меньше, чем у нас, и почти все оно (90%) проживает в полосе шириной 200 миль вдоль границы с США. А менее развитые государства, особенно бедные, больше озабочены сдерживанием роста собственного населения, ибо увеличение числа жителей страны далеко не всегда связано с ее успешным развитием и благосостоянием.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Антропология российских трансформаций")

Автор: 

Трансформации, которые произошли в России, полезно оценить с точки зрения социально-культурной антропологий – дисциплины, изучающей человека и общество во всем их многообразии на основе этнографического метода. Без этого невозможна экспертиза в условиях, когда статистика, макроанализ, социологические опросы и политологический взгляд не способны уловить характер и траекторию перемен. Только профессиональный антрополог может объяснить, что частная стратегия людей всегда была и будет выше любой “национальной идеи”, что желающих управлять всегда больше и “рваться к власти” – это естественно, что люди могут использовать этничность и “историческую память” в инструменталистских целях и потому так называемые национальные, казачьи, языческие и прочие “возрождения” или “движения” должны восприниматься прежде всего как манипуляции активистов социального пространства, а не буквально – как “движения” cреди коллективных социальных тел. Человек как существо социальное рождается для того, чтобы выполнить свою первичную задачу – создать благоприятные условия собственного существования: дольше и комфортнее прожить, произвести и вырастить потомство, обеспечить себе статус и безопасность, удовлетворить свои культурные запросы, исполнить идеологическую миссию, если его в нее рекрутировали.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Этничность, право и закон")

Автор: 

Каковы перспективы правового регулирования этнических проблем в Российской Федерации и в других государствах бывшего СССР? Каков недавний исторический и современный контекст правового, в том числе и законодательного, регулирования вопросов этнического разнообразия и межэтнических отношений в государстве со сложным составом населения, каким является Россия? По данным вопросам в отечественной науке и в политике идут достаточно острые и во многом мало продуктивные дебаты, хотя реальная законодательная деятельность и правоприменительная практика последних лет имеют некоторые достижения при множестве упущенных возможностей и совершенных ошибках. К числу достижений можно отнести ряд принятых федеральных законов и других правовых актов, и прежде всего утвержденную Президентом РФ “Концепцию государственной национальной политики в Российской Федерации” (1996 г.), законы “О национально-культурной автономии” (1996 г.) и “О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации” (1999 г.). Россия присоединилась к ряду международно-правовых актов в данной области, прежде всего к рамочной конвенции Совета Европы “О правах национальных меньшинств”.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Теория этноса и культурный фундаментализм")

Автор: 

Несмотря на технологическую глобализацию, нивелировку быта и массовую культуру, а также на дискриминацию и репрессии в отношении прежде всего малых групп, человечество сохраняет свое этнокультурное своеобразие. В мире насчитывается около 2–3 тыс. этнических общностей численностью от более ста миллионов (ханьцы, русские, бразильцы, немцы, японцы) до нескольких сот человек (кеты, нганасаны, энцы в России). Это единство и многообразие человечества сохранится и в будущем. Оно необходимо человеческому роду для развития, ибо его однообразие – это социальная энтропия или смерть человечества. В силу своей истории и географии Россия была и останется одним из самых многоэтничных государств мира, а российская “многонародная нация” (по словам русского философа Михаила Ильина) была и будет существовать, если достойно встретит вызовы нового века и если сама себя не разрушит по причине плохого самопонимания и управления. В последнее десятилетие этнический фактор привлек огромное внимание в связи с массовыми миграциями, ростом этнонационализма, кровавыми конфликтами и распадом государств под лозунгами “национального самоопределения”

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Этнический федерализм: российский и международный опыт")

Автор: 

Сегодняшние дебаты по поводу федерализма выявили прежде всего неоднозначное и противоречивое понимание природы самой субстанции. Под словом федерализм обсуждаются и конституируются разные процессы и явления: система устройства государства и управления; межгосударственные связи и различные формы интеграции на континентальном (прежде всего европейском) уровне; формы организации и новая институализация культурно отличительных сообществ и некоторые другие процессы. Для исследователя-обществоведа может даже представляться, что современный федерализм – это процесс и средство перераспределения власти и ресурсов на государственном и межгосударственном уровнях, улаживания противоречий и соблюдения интересов, обусловленных региональной и культурной спецификой. Другими словами, федерализм – это прежде всего дебаты и переговоры, а уже потом текст и воплощенные на его основе действия. Ситуация в России не является исключением и, наоборот, во многом подтверждает наш тезис.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Межэтнические отношения и конфликты: перспективы нового тысячелетия")

Автор: 

В сложных по этническому составу населения государствах бывшего СССР проблемы межэтнических взаимодействий и конфликтов всегда будут одними из наиболее трудных, причем не по причине изначальных антагонизмов между проживающими в общих государствах различными этническими общностями, а из-за неадекватного государствоустройства, плохого управления или намеренной мобилизации этнического фактора в политических, конфликтных целях. Наш анализ показывает, что в постсоветских странах сохраняется высокий уровень взаимодействия и сотрудничества представителей разных народов, а также интенсивные контакты и духовные связи бывших граждан исторического российского государства и СССР.

Единство и многообразие культур (обзор энциклопедии "Народы и религии мира")

Автор: 

Этнология, или социально-культурная антропология, как наука о человеке и обществе была с момента своего возникновения в 19 в. ориентированной главным образом на изучение "малых" обществ, в которых культурные и социальные институты и их взаимодействия более различимы и объясняемы. С тех пор человечество достигло такой стадии своей эволюции, что почти невозможно найти этнические общности, которые не испытали бы воздействия со стороны культур других народов и более широкой общественной среды, существующей в отдельных странах, регионах и в мире в целом. Однако именно эта тенденция глобализации и повсеместных культурных взаимодействий делает особенно значимым интерес к культурной отличительности, которая далека от того, чтобы уступить своё место унифицированной "массовой культуре". Культурное многообразие современных гражданских наций даже увеличивается, и составляющие их народы находят всё больше средств, в том числе политических и правовых, чтобы сохранять и развивать свою целостность и культурный облик.

После многонациональности

Автор: 

В моем очерке содержится ревизия теоретической догмы и общественно-политической практики в области так называемого национального вопроса. В поле зрения автора господствующие в российском обществе, включая науку и просвещенную публицистику, ментальные навыки осмысления этнического, построенная на них государственная политика и общественно-политическая жизнь в целом. Мой диагноз ситуации — это почти летальный исход нашей способности понимать сферу этнокультурных различий и их взаимодействия в собственной стране. В отношении этнического фактора мы остаемся интеллектуально беспомощными.

Социально-культурная природа терроризма

Автор: 

Представители самых разных общественных дисциплин пытаются осмыслить феномен терроризма. Складываются разные подходы к данному анализу и сама методология анализа. Чтобы избежать поверхностных суждений или схоластических дебатов, важно понять, в каком дисциплинарном контексте и какими методами изучается проблема терроризма. С дисциплинарной точки зрения заслуживает внимания ракурс политической и шире — социально-культурной антропологии, который предостерегает от системного фетишизма и обращает внимание на культурный контекст и на своего рода низовую этнографию терроризма. Этот подход полезен, ибо помогает уйти от устойчивых образов неких коллективных тел, движений и институтов, которые, якобы, и определяют "большие события". На самом деле проблема сложнее и тоньше, и далеко не все определено историей, социально-экономическими факторами или религиозной доктриной.

СМИ и ксенофобия

Автор: 

Проблема противодействия ксенофобии в средствах массовой информации, при всей ее очевидности, является одной из наиболее сложных для осмысления и воздействия. Главная трудность – это сам субъект анализа в виде журналистского сообщества, которое далеко не всегда готово признать наличие данной проблемы, а тем более - внести коррективы в свою работу. Журналист, чаще, чем представители других гуманитарных профессий, склонен считать себя правым и почти всегда готов использовать доступное ему печатное слово в собственную защиту. Еще сложнее – анализ устного и печатного слова или видео образов, через которые осуществляется информационная коммуникация и медийное послание. Тем более, что многие журналисты полагают, что никакого послания, кроме как информационного, они не осуществляют и никакого специального воздействия на свою аудиторию не оказывают.

Отрицание России

Автор: 

Пять лет тому назад автор уже писал на тему о парадигме кризиса в России и провале отечественной экспертизы в оценке происходящего в стране с точки зрения условий жизни людей[1]. Однако эта позиция осталась девиантной в господствующей оценке результатов российских трансформаций. Некоторые критики назвали мои суждения "заказными" (правда, не указав заказчика), другие сочли их причудой директора академического института, который живет, "под собою не чуя страны"[2]. Я решил вернуться к этой проблеме, ибо неадекватность восприятия российских реалий, кризис понимания жизни в России обретает не просто драматический, но и явно разрушительный для страны характер.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Кризисная парадигма в России")

Автор: 

В 2000–2001 гг. я посетил ряд волжских городов, в том числе Ярославль, Кострому, Кинешму, Нижний Новгород, Казань, Самару, Ульяновск, Саратов, Волгоград, Астрахань. Последняя поездка в августе от Казани до Астрахани была связана с участием в международной конференции “Великий Волжский путь”, организованной коллегами из Татарстана в связи с подготовкой празднования 1000-летия Казани в 2005 г. Осматривая останки древнего города Булгара, стоявшего почти тысячу лет тому назад на высоком волжском берегу в центре важнейшего торгового пути между Северной Европой и бассейном Каспия, невольно думаешь, сколько еще тайн хранит наша история, несмотря на героические усилия ученых – археологов и историков реконструировать прошлое. Но и сегодняшняя наша жизнь не столь проста для понимания современниками, как, вероятно, она была не во всем ясна путешественникам, особенно из дальних стран, которые оставили нам свои описания древних народов и мест их проживания. Взглядом социально-культурного антрополога, который использует этнографический метод включенного наблюдения, я увидел многое то, что скрыто от других специалистов-обществоведов, которые полагаются прежде всего на официальную статистику, макроэкономические анализы, опросы общественного мнения, политические заявления и бытовую риторику.

Трансформации, статистика и перепись населения России (Перепись - 2002: проблемы и суждения)

Автор: 

Думать, что статистика “отражает реальность” и что она - беспристрастное зеркало общества, - достаточно наивно, поскольку в самих вопросах, которые ставятся при переписи, в их формулировке уже заложены не только потребности общества, но и предписания органов власти. Если к этому добавить огромную инструктивную часть для переписчиков, обработку и редактирование публикаций, то данные переписи становятся такой же частью общественно-политических и академических дебатов, как и другие так называемые объективные источники информации. В то же время социально-культурные антропологи и этнологи, наряду с другими обществоведами, активно используют переписную статистику и участвуют в ее производстве.

Русский мир: смыслы и стратегии

Автор: 

Российский народ создал самое обширное государство в мире и входит в число десяти самых крупных по численности народов мира. У нашего государства много выдающихся достижений и вклад его в мировую цивилизацию и в мировую культуру более чем примечателен. Далеко не всем государствам и народам удается породить феномен глобального размаха, который можно было бы назвать «миром», т.е. трансгосударственным и трансконтинентальным сообществом, которое объединено своей причастностью к определенному государству и своей лояльностью к его культуре. Такими мирами обладают, наряду с Россией, только Испания, Франция и Китай. Возможно, Ирландия вместе с Великобританией. «Мир» или диаспора - это не просто сумма эмигрантов, выехавших с территории исторического государства в разные эпохи и в разные страны. Это близкие, но не совпадающие явления. Ясно, что без массовой эмиграции невозможно возникновение культурно родственного населения за пределами государства. Но само по себе большое число не гарантирует возникновение за рубежами Родины родственного внешнего мира.

Этнология и политика. Научная публицистика. (предисловие и часть первая)

Авторы : 

Ученому-этнологу не так просто издавать книгу, в названии которой слова “политика” и “публицистика” могут насторожить постороннее академическое ухо. Слово политика для некоторых исследователей этноисторических проблем кажется почти ругательством, а слово публицистика пугает возможностью отступления от научных стандартов. После 35 лет занятий наукой (моя первая научная работы была опубликована в 1966 г.) эти опасения мне не кажутся столь серьезными, и для этого есть особый резон. Во-первых, фактически нет обществоведческих занятий вне политики, а тем более вне поля властных и идеологических взаимодействий. Этнологическая наука, изучающая культурное многообразие людей и человеческих сообществ, да еще в многоэтничной стране, не может быть в стороне от политики. Более того, в бывшем СССР и в новой России последние полтора десятка лет именно эта дисциплина оказалась одной из наиболее востребованных в ходе радикальных общественных трансформаций. Пожалуй, нигде и никогда столько много профессиональных этнографов и близких им по занятиям обществоведов не совершили “обряд перехода” из профанного в сакральное, т.е. участвовали во власти или в активной политической деятельности. Достаточно привести примеры политиков “первого уровня”: Г.В. Старовойтова в России, Л. Чибиров и А. Чочиев в Южной Осетии, А. Галстян и А. Мкртчян в Армении, В.Г. Ардзинба в Абхазии. Трое из них трагически погибли в жестокостях нашего времени. Десятки лидеров так называемых национальных движений от имени разных этнических сообществ вышли из среды этнографов, филологов, фольклористов и им подобных. Прожитые полтора десятилетия нуждались в гуманитариях, а сами гуманитарии были активными участниками и соавторами свершающихся событий. Хорошо или плохо, когда столь много ученых-гуманитариев прямо или косвенно, с энтузиазмом или без него, участвуют в политике, а значит, в управлении и в переустройстве общества, – вопрос не такой однозначный. Французский философ М. Фуко считал, что лучше держаться подальше от гуманитариев с их часто утопическими проектами в то время, когда управленцы заняты делом общественного переустройства. Другие, наоборот, уверены, что без научных концепций и без ученых управлять и переустраивать общество невозможно. В любом случае, в культурно сложных сообществах всегда есть потребность в дополнительном знании “другого” (языка, обычаев, интересов, связей, мировидения), а также существуют специфические проблемы организации и управления обществом, которые требуют общественного соучастия ученых-этнологов. Я уже давно пришел к выводу, что “научное управление обществом” есть химера, но и управление обществом без добротной научной экспертизы – безответственная импровизация.

Этнология и политика. Научная публицистика. (глава "Феномен сепаратизма")

Автор: 

Современный сепаратизм как политическая программа и как насильственные действия основывается на ложно трактуемом принципе самоопределения: каждая этническая общность должна иметь собственную государственно оформленную территорию. На самом деле такого смысла нет ни в правовой теории, ни в национальных законодательствах, ни в международно-правовых документах. Последние трактуют право народов на самоопределение, имея в виду признание существующей системы государств и право территориальных сообществ (а не этнических групп) определять систему управления согласно демократически выраженной воле и не в ущерб остальному населению. Самоопределение, особенно для этнических групп, – это прежде всего право на участие в более широком общественно-политическом процессе. Сепаратизм в его этническом варианте – это выход из существующей системы или ее разрушение с целью оформления государственности для отдельной этнокультурной общности. Для сепаратистов самоопределение есть всегда отторжение общего государства, политическое и культурное разделение. Ошибкой идеологии и практики посткоммунистических трансформаций было неразличение задач демонтажа несо стоятельной политико-идеологической системы СССР и задач улучшения правления и урегулирования противоречий в многоэтничных сообществах. Этнонационализм, в том числе в форме явочной сецессии, был неосмотрительно принят в союзники демократических преобразований, несмотря на свою утопичность и плохой послужной список в человеческой истории.