Житие пророка Моисея (оригинал и перевод)

Подготовка текста, перевод и комментарии М. В. Рождественской

ЖИТИЕ СВЯТАГО ПРОРОКА МОИСИЯ. СКАЗАНИЕ БЫТЬЯ ЕГО

ЖИТИЕ СВЯТОГО ПРОРОКА МОИСЕЯ. СКАЗАНИЕ БЫТИЯ ЕГО

Господи, благослови, отче.

Господи, благослови, отче.

Яковъ убо бывь лѣтъ 80 и 7, роди Левгия, Левгии бывъ лѣть 40 и 9, роди Армия, Гаидадъ, Хевронъ и Каята. Каять же бывъ лѣт 60, роди Амбрава. Амбравъ бывъ лѣт 100, роди Арона, и Мариамь, и Моисия в лѣт 101[1] къ пришествию Израильску въ Егуптѣ. Моисий же бы 7-й от Аврамля колѣна, мати же ему бысть Агавефь, дщи Левгина.

Когда Иакову было 87 лет, он родил Левия, Левию же было 49 лет, когда он родил Армия, Гаидада, Хеврона и Каяту. Каят же в 60 лет родил Амбрава. Амбрав был ста лет, когда родил Аарона, Мариам и Моисея в 101-й год пришествия израильтян в Египет. Моисей был седьмой по счету от колена Авраама, мать его была Агавефь, дочь Левия.

Въ единъ убо от дний цьсарь Фараонъ видѣ сонъ: сѣдящю ему на столѣ царства своего въ Егуптѣ и въздвигь очи свои, видѣ старца стояща противу ему, а в руку его скалвы. И въкладе въ едину скалву вся старца егупетьския и вся велможа его, а въ другую скалву въкладе вси агньци. И убудивъся и урани заутра, и созва вся рабы своя и повѣда имъ сонъ. И ужасошася людие страхомъ великымъ и рче волхвъ Валаомъ:[2] «Се въстанеть зло въ Егуптѣ в послѣдняя дни». И рече цьсарь: «Что будеть, скажи намъ». И рче Валаомъ к цьсарю: «Отроча родится во Израили и растворить все царство Егупетьско, вѣдая буди цьсарю, да напиши въ законѣхъ егупетьских, да истопять всяко отроча, иже родится в жидехъ, да убивають и».

Однажды царь Фараон увидел сон: вот сидит он на своем царском престоле в Египте и поднял глаза свои, и увидел старца, который стоял против него, а в руках его — чаши весов. И положил он на одну чашу всех египетских старейшин и всех вельмож его, а на другую чашу положил всех агнцев. Проснувшись рано наутро, (царь) созвал всех рабов своих и рассказал им сон. И люди испугались сильным страхом, и сказал волхв Валаом: «Востанет зло в Египте вскоре». И сказал царь: «Что будет, скажи нам». И сказал Валаом царю: «У израильтян родится младенец и расточит все царство Египетское, знай это, царь, напиши в законах египетских, чтобы топили в воде каждого младенца, который родится у евреев, пусть убивают его».

И призва бабы жидовьския и повелѣ имъ убивати младенца, и другыя метати в рѣку. Бабы же убояшася Бога, не створиша тако, якоже повелѣ имъ цьсарь егупетьский Фараон. (...)

И призвал Фараон повивальных бабок еврейских и приказал им убивать младенцев, а других бросать в реку. Но бабки боялись Бога и не делали так, как повелел им царь египетский Фараон. (...)

Жены же жидовьския изхошаху въ поле и ражаху. Ангели же Божии искупаху дѣти и повиваху, и вложаху въ обѣ руцѣ имъ два камени, да изъ единого ссаху масло, а из другаго медъ. И выихожахуть егуптяне на поле искатъ ихъ, и повеленьемъ Божиимъ отворяцися земля, приимашеть я. Они же идяху по плугы и по рала своя и не можаху обрѣсти, яко Богъ храняше тая. И възрастьше на поли, прихожахуть тмами в домы своя. И умножишася людие жидовьстии и расилнѣша въ Егуптѣ. Цьсрь же егупетьский Фараонъ не любляшеть, яко множится Издраиль.

Жены же еврейские уходили в поле и рожали там. Ангелы же Божий купали новорожденных и повивали их, и вкладывали в обе руки им два камня, чтобы из одного сосали масло, а из другого — мед. И выходили египтяне на поле искать их, но повелением Божиим отверзалась земля и принимала их. Те же шли за плугами и сохами своими и не могли отыскать их, так как Бог утаил их. И когда вырастали (дети) на поле, то приходили во множестве в свои дома. И умножился народ еврейский, и становился все сильнее в Египте. Царю же египетскому Фараону не нравилось, что умножаются израильтяне.

Мужь же бяше во Издраили именемъ Амбрамъ. И поя жену собѣ Агавефь, родыню свою. И роди дщерь и нарече имя ей Маримьянии. Во дни бо ты почаша сынове Хамови[3] озлобляти животь сыновъ Издраилевъ. Амбрамъ же зача и роди сынъ и нарче имя ему Аронъ. Во дни бо ты нача Фараонъ проливати кровь на землю отрочать, а другыхъ метати в рѣку. Тогда отлучишася мнози от женъ своихъ, и отлучи же ся и Амбрамъ от жены своея. И бысть в годину ту на конець 3 лѣтъ, бысть духъ Божий на Мариамии и, пророчьствовавъ, рече: «Се сынъ родиться у отца моего в годину сию, и ть спасеть Издраиля от руку Егупетьску».

Был среди израильтян муж по имени Амбрам. И взял он себе жену Агавефь, свою родственницу. И родила та дочь и назвали ее именем Мариам. А в те дни стали сыновья Хама творить зло сынам израилевым. Амбрам же зачал и родил сына и дал ему имя Арон. В те дни Фараон начал проливать кровь младенцев на землю, а других кидать в реку. Тогда многие расстались со своими женами, расстался и Амбрам со своей женой. И на исходе 3-его года осенил Дух Божий Мариам и, пророчествуя, она сказала: «Вот родится сын у моего отца в этот год, и тот спасет Израиль от власти Египетской».

Слышав же се Амбрамъ у Мариамии, възврати жену свою въспять к собѣ и поя ю въ 6 месяць и, заченши, роди сынъ и нарче имя ему Немелхия. И наполнися храмъ свѣтлости, и видѣ жена дѣтя, яко добро есть, и схрани е 3 месяци въ скровѣ.

Услышав это от Мариам, Амбрам возвратил к себе жену и познал ее в шестой месяц, и, зачав, она родила сына, и назвала его именем Мелхия. И наполнился дом света, и жена увидела, сколь прекрасно ее дитя, и держала его 3 месяца в укрытии.

Въ дни же ты заповѣдаша егуптянѣ носити дѣти своя младыя по хоромомъ жидовьскимъ, негли бы ся отмолвило дѣтя жидовьское к дѣтяти егупетьскому. Жена же та убоявшися того, створи ситянъ яскъ и умаза и́ глиною из дна, а из вону смолою, и вложи тамо дѣтя, и пусти е межю ситьникы надъ рѣкою. Сестра же его ста издалеца, его зрящи.

В те дни египтяне приказали носить своих маленьких детей в еврейские дома, не откликнется ли дитя еврейское дитяти египетскому. А жена та, опасаясь этого, сделала камышовую корзинку, вымазав дно ее изнутри глиной, а снаружи смолою, и положила туда ребенка, и пустила корзинку меж речных камышей. Сестра же его, став издали, смотрела на него.

И посла Богъ зной на землю егупетьскую, и взопрѣша чѣловеци. И сниде дщи Фараонова Ферьмуфь искупаться на рѣку съ дѣвицами и со многими женами. И узрѣ ситянъ яскъ плавающь на рѣцѣ и пославъши рабыня взятъ и́. И откры, и видѣ в немъ отроча плачющеся, и помилова его, и рче: «От дѣтий се еврѣйскъ есть». И нарече имя ему Моисий, глаголющи, яко от воды взяхъ его.[4] И приведоша жены егуптяныни доить его, и не хотѣ съсати, от Бога бо бяше, яко возвратити къ сесьцю матерьню. И рече Мариамь: «Хощеши ли, да ти приведу жену доилицю от жидовъ, и въздоить ти дѣтище се». И иде, и приведе матерь его, и рече ей дщи Фараоня: «Въздои ми дѣтище се, и вдамъ ти по двѣ сребреници на день». И взя у нея и въздои его.

И послал Бог зной на землю Египетскую, и люди мучились от жары. И спустилась дочь Фараона Ферьмуфь к реке искупаться с девицами и со многими женщинами. И увидела она камышовую корзинку, плавающую по реке, и послала рабыню, чтоб взяла ее. И когда открыла, то увидела в ней плачущего младенца, и пожалела его, и сказала: «Этот из еврейских детей». И дала ему имя Моисей, объяснив, что из воды взяла его. И привели женщин египетских, чтобы вскормили его, но он не хотел сосать, так как от Бога было (предначертано) ему возвратиться к материнской груди. И сказала Мариам: «Если хочешь, приведу тебе женщину-кормилицу из евреек, и она вскормит тебе этого ребенка». И отправилась, и привела его мать, и сказала ей дочь Фараона: «Вскорми мне это дитя, и я положу тебе по две серебряные монеты на день». И та взяла у нее (дитя) и вскормила его.

И бысть на конець дву лѣту и принесе и ко дщери Фараоновѣ, и бысть ей въ сынъ. И бысть въ третьее лѣто къ рождеству Моисиову, Фараонъ сѣдяше за столомъ, цьсарица же одесную его, Фермуфия же сѣдяше ошююю его. Дѣтя же сѣдяше в пазусѣ ея, и вельможа сѣдяху окрестъ его.

На исходе второго года принесли его к дочери Фараона, и был он ей вместо сына. И в третий год от рожденья Моисея Фараон сидел за столом, а царица справа от него. Фермуфь же сидела слева от него. Дитя же находилось у нее на руках, а вокруг него сидели вельможи.

Дѣтя же, сягь, сня вѣнець съ главы цьсаревы и възложи на главу свою. И ужасеся цьсарь и велможа его. И отвѣщавъ Валаомъ волхвъ и рече: «Помяни, господине цьсарю, сонъ, еже еси видѣлъ и како протолкова рабъ твой к тобѣ. Се есть дѣтя еврѣйско яко духъ Божий есть в немъ, и премудростью створилъ есть се, и хощеть прияти цьсарьство Егупетьское собѣ. Тако бо створи Аврамъ, дѣдъ его, иже цьсарь перея славу ихъ: Авимелеха цьсаря агарьскаго прогна, а самъ приходить въ Егупеть, и нарче жену свою сестрою, якоже бы погубилъ цьсаря ихъ.[5] Тако же створи Исак иноплеменьникомъ и расилнѣ от иноплеменьникъ, цьсаря же ихъ хотѣ погубити, обрѣтъ, такоже жену свою сестрою потвори.[6] Ияковъ такоже во льсти взя брата своего первенецьство и благословение. Иде в Понорамъ[7] къ Лавану, уеви своему, и поя лестью дщерь его, и скоты его, и весь домъ его. И бѣжа в землю Хананѣйску, възвративъся. И продаша сынове его Иосифа, и бѣ в темници доньдеже видѣ сонъ цьсарь, отець твой. Пусти и́ ис темници и възвелица и́ надо всѣми велможами егупетьсками, понеже протолкова сонъ. И бѣ егда пусти Богь гладъ на землю, пославъ приведе отца своего и братью свою въ Егупетъ. И корми и́ безъ искупленья. Насъ же искупи собѣ рабы. Да аще хощеши, цьсарю, да убьемъ отроча се, да не възрастеть, ни возметь цьсарьства твоего от тебе, и да не погибнеть надежа егупетьская».

Вдруг дитя, потянувшись, сняло венец с головы царя и возложило себе на голову. И царь, и вельможи его испугались. И воскликнул волхв Валаом и сказал: «Вспомни, господин, сон, который ты увидел, и то, как раб твой его истолковал тебе. Это еврейское дитя несет в себе Дух Божий, и оно сознательно так поступило, ибо хочет забрать себе царство Египетское. Так ведь поступил Авраам, дед его, когда царь перехватил славу их: Авимелеха, царя гарарского прогнал, а сам пришел в Египет и назвал жену свою сестрой, чтобы погубить их царя. Так и Исаак поступил с иноплеменниками и получил свою силу от иноплеменников, царя же их он хотел погубить, захватив, и также жену свою выдал за сестру. И также хитростью Иаков отнял первенство у брата своего и благословение. Отправился в Месопотамию к Лавану, дяде своему с материнской стороны, и забрал обманом его дочь, и его скот, и весь его дом. И убежал в землю Хананейскую, и возвратился. И продали сыновья его Иосифа, и был тот в темнице до тех пор, пока царь, отец твой, не увидел сон. Отпустил он его из темницы и возвысил над всеми вельможами египетскими, потому что он истолковал сон. И когда Бог наслал на землю голод, послал он за отцом своим и братьями своими в Египет, и привели их. И он кормил их без платы. Нас же купил в рабство себе. Если хочешь, царь, убьем этого младенца, чтобы, когда вырастет, не отнял царства твоего у тебя и чтобы не погибла надежда Египта».

И посла Богь архангела своего Гаврила, и уподобися къ единому велможь цьсаревъ, и рче: «Аще хощеши, цьсарю, да принесуть камен драгый свѣтелъ и угли огнены и положать предъ нимъ. Да аще простреть руку къ камени, вѣдаите, яко мудростью се створи, и убьемъ его. Аще ли ко огню простреть руку, вѣдаемъ, яко не мудростью се створи да охабимъся его». И годѣ бысть се цьсарю и велможамъ его.

И послал Бог архангела своего Гавриила, принявшего облик одного из царских вельмож, и тот сказал: «Если хочешь, царь, пусть принесут драгоценный сверкающий камень и горящие угли и положат перед ребенком. Если протянет он руку к камню, то знайте, что сделал он это сознательно, тогда убьем его. Если же к огню протянет руку, то узнаем, что не по разуму сделал это и оставим его». И понравилось это царю и вельможам его.

И принесоша предъ нь камень драгыи и угли огнены. И уклони ангелъ Господень руку его къ огню. И вземъ, притце конечь языка, и от того бысть свибливъ. И не убиша его.

И принесли к нему драгоценный камень и горящие угли. И ангел Господень направил руку его к огню. И взяв уголь, дотронулся он им до кончика языка, и от этого стал гугнив. И не убили его.

И бысть Моисий в дому Фараони 15 лѣть и растяше с дѣтми цьсаревыми, в ризахъ единѣхъ. И бысть на конець 15 лѣт и въсхотѣ къ отцю и к матери, и поиде к нима. И приде къ братьи своей, и видѣ мужа егуптянина бьюща еврѣянина от братья его. И озрѣвся Моисий сѣмо и овамо и не видѣ никогоже, и уби егуптянина и схрани и́ в пѣсъцѣ. И бысть в день вторый и вниде Моисий къ братьи его и види два мужа сварящася и рече: «О злодѣю, чему обидиши друга своего?» И рче ему: «Кто тя постави судью надъ нами, чи ли убити мя хощеши, яко же вчера уби егуптянина?» И убояся Моисий и рече: «Воистину вѣдома есть рѣць си».

И жил Моисей в доме Фараона 15 лет, рос вместе с царскими детьми, в одинаковых одеждах (ходил). И на исходе 15-го года он захотел к отцу и матери, и отправился к ним. И пришел к братьям своим, и увидел египтянина, который бил еврея из братьев его. И оглядевшись вокруг, туда и сюда, и никого не заметив, убил он египтянина и похоронил в песке. На другой день пошел Моисей к своим братьям и увидел двух ругающихся мужчин и спросил: «О злодей, зачем обижаешь друга своего?» А тот сказал ему: «Кто поставил тебя судьею над нами, или ты хочешь меня убить, так же как вчера убил египтянина?» Испугался Моисей и сказал: «Как видно, дело это стало известно».

Вниде же слово се во уши Фараону. И заповѣда Фараонъ убити Моисия.

Дошел этот слух до ушей Фараона. И велел Фараон убить Моисея.

И посла Богь архангела своего Михаила, и уподобися во обличье стольника Фараоня и исхити мечь из рукы его и стя голову его. И ятъ ангелъ Моисия за руку десную его и изведе и́ вонъ изъ земля Егупетьския. И посади и́ кромѣ межю егупетьскыи 40 версть въдале. И остася толико Аронъ и начатъ пророчьствовати въ Егуптѣ сынамъ Издраилевомъ. И рче: «Мужа болванъ поверзѣте и́ въ скверньствѣ егупетьстѣмъ и не оскверняйтеся». И не послушаша его.

И послал Бог архангела своего, Михаила, принял он облик стольника Фараонова и вырвал меч из руки его, и снял голову его. И взял ангел Моисея за правую руку и вывел его вон из земли Египетской. И поселил его вне пределов египетских на расстоянии 40 верст. И остался один Аарон, и начал он пророчествовать в Египте сынам Израилевым. И сказал: «Всякого идола повергните в египетской скверне, но не оскверняйтесь». И не послушали его.

И рече Богъ загубить я, нъ помяну завѣть, еже завѣща со Аврамомъ и Исакомъ и Ияковом, и поиде рука Фараонова больши и жесточайши надъ сынами издраилевыми, дондеже посла Богъ слово свое и помяну я́.

И сказал Бог, чтобы погубили их, но он помнил завет, который положил с Авраамом, Исааком и Иаковом, и усилилась и ужесточилась власть Фараона над сынами израилевыми, пока не послал Бог слово свое и не вспомнил о них.

Въ дни же ты бысть сѣца межю синьци и межю сынъми первыми и межи армены.[8] И изиде Киканосъ, цьсарь срачиньский, воеваться со армены и съ сынъми первыми. И побѣди Киканосъ цьсарь армены съ сынъми первыми и плени я́. И Валаомъ бяше прибѣглъ исъ Егупта къ Киканосу занеже не састася рѣць его. И бысть ту у Киканоса и два сына его; Аносъ и Акрисъ, и острѣщи град и люди хужьшая с ними. И сдума Валаомъ с людми земьскими отврѣщися цьсаря Киканоса, и не даша ему внити въ град. И послушаша его людье и присягоша к нему и поставиша и́ цьсаремъ надъ всѣми. Сына же его поставиша воеводу, и възвысиша забралу вельми граду тому съ двою страну, и съ третьей странѣ ископаша рвы и омуты великы бе-щисла, а съ четвертые страны созваше Валаомъ змия и скарпия многы велми шептаньемъ своимъ и потворы. И затвориша градъ и не даша внити, ни приступити. И бѣ егда възвратися цьсарь Киканосъ съ воины и, възведше очи свои, видѣша забрала градная высока зѣло, и удивишася и рѣша: «Людье наши, яко быхомъ долго на войнѣ, и потвердиша града своего, глаголюще: “Егда придеть на ны рать”». Да якоже приступиша къ граду, и видѣша врата градная замчена и рѣша вратникомъ: «Отверзите врата, да внидемъ въ градъ». И не хотѣша отворити по заповѣди Валаома волхва. И не даша внити полкы же предъ враты. И паде от воинъ Киканосовъ въ единъ день 100 и 30 мужь, и въ другыи день бишася на брезѣ рѣкы. И въбреде коньникъ 30 въ воду, хотѣша пребрести на ону страну, и не възмогоша. И истопоша во рвѣхъ. И заповѣда цьсарь сѣщи древо и дѣлати плоты, да быша прешли на ня. И створиша тако, и придоша на плотѣхъ во рвы ты. И възвертѣ ими омуть, и утопе в тъ день 200 мужь на десяти плотовъ.

В то время шла война между эфиопами и сынами Востока и между арамеями. И вышел Киканос, царь сарацинский, воевать с арамеями и с сынами Востока. И победил царь Киканос арамеев с сынами Востока и взял их в плен. И Валаом прибежал из Египта к Киканосу, поскольку не сбылось пророчество его. И было у Киканоса два сына, Анос и Акрис, они сеяли смуту в городе, а с ними были и худшие люди. И задумал Валаом с местными людьми отречься от царя Киканоса, и не дали ему войти в город. И послушались люди его, присягнули ему и поставили его царем надо всеми. Сына же его назначили воеводой, и высоко возвели стены этого города с двух сторон, а с третьей стороны выкопали рвы и ямы большие без числа, а с четвертой стороны Валаом заговором и колдовством собрал много змей и скорпионов. Закрыли они город и не дали в него ни войти, ни приступить к нему. И вот, когда вернулся царь Киканос с воинами и, подняв очи свои, увидели они столь высокие городские стены, то удивились и сказали: «Наши люди, пока мы долго воевали, укрепили город свой, сказав: “Как бы не пришла на нас рать”». Но когда подошли к городу, то увидели ворота городские на замке, и сказали привратникам: «Откройте ворота, чтоб войти нам в город». Но не хотели те открыть из-за запрета Валаома-волхва. И не дали войти войску, оставив его пред вратами. И погибло от воинов Киканоса в один день сто тридцать мужей, а на другой день бились они на берегу реки. И тридцать всадников вошло в воду, желая перебраться на другую сторону, и не смогли. И утонули во рвах. И велел царь рубить деревья и делать плоты, чтобы переплыть на них. И сделали так, и прошли на плотах в эти рвы, и завертел их омут, и потонуло в тот день двести мужчин на десяти плотах.

И въ третий день придоша с той странѣ, на нейже змѣевѣ, и не възмогоша успѣти ничтоже. И изъѣдоша змиеве людей 100 и 7. И охабишася ихъ, и стояша около града 9 лѣть, и не даша приступити, ни внити во нь. И бысть егда стояху на срачинѣхъ, выбѣже Моисий изъ Егупта и приде къ Киканосу, цьсарю срачиньску. Моисиови же бысть лѣть 18, коли выбѣже от Фараона.

И в третий день подошли (воины) с той стороны, где (обитали) змеи, и не смогли ничего сделать. И поели змеи сто семь человек. И отступили от них (воины), и стояли они возле города девять лет, и не дали те им ни взять его, ни войти в него. И когда стояли противу сарацин, бежал Моисей из Египта и пришел к Киканосу, царю сарацинскому. Моисею было 18 лет, когда он бежал от Фараона.

И приде къ Киканасу въ остою, и прия и́ цьсарь и вся велможа его и вси вои его, яко великъ и драгь бысть въ очию ихъ. И высочьство бо его яко тисово, лице же его, яко солнце сияюще, храбрьство же его яко силно. И бысть Моисий думьца у цьсаря.

И пришел он к Киканосу в лагерь, и принял его царь и все его вельможи и воины его, ибо знатен и богат он. был в их глазах. И ростом он был словно тис, лицо его, словно солнце, сияло, храбрость его была велика. И стал Моисей советником у царя.

И бысть на конець 9-го лѣта разболѣся Киканосъ, цьсарь срачиньский, и умре Киканосъ въ день 7-й. И умазаша раби его и погребоша и́ предъ враты градъными. И створиша надъ нимъ полату красну и высоку велми, и написаша на камени вся его войны и все его храборьство.

И к концу девятого года разболелся царь сарацинский Киканос, и на седьмой день он умер. И умастили его рабы маслами и похоронили у городских ворот. И построили над ним красивую и очень высокую палату и написали на камне обо всех его войнах и всем его мужестве.

И бысть егда доспѣша полату и рѣша другъ ко другу: «Что створимъ? Да аще сѣчемься с градомъ симъ, то погибнемъ, дѣемъ ли си, да сѣдѣмъ сдѣ, да увѣдять въси цьсари арменьстии и сынове первии, оже умерлъ цьсарь нашь, и придуть на ны внезапу и не оставять насъ избытка, а нынѣ поидемъ поставимъ собѣ цьсаря. Сядем же у града, дондеже приимемъ и́». И уборздиша поимаша порты своя съ себе и сметаша въ громаду и створиша гору велику.[9] И посадиша Моисия и рѣша: «Въ вѣкы живи, цьсарю!» И сягоша к нему вся вельмоша и вси людие. И поя Моисий жену Киканосову съ вѣстью ея и съ веленьемъ ея.

И вот, когда воздвигли палату, совещались друг с другом: «Что делать? Если сразимся с городом этим, то погибнем, сделаем ли что-то, чтобы остаться здесь, то узнают все цари арамейские и сыновья Востока, что царь наш умер, и внезапно нападут на нас и не оставят нас в целости, так пойдем да и поставим себе царя. Осадим город, покуда не возьмем его». Они быстро сняли с себя одежды свои и покидали их в кучу, сделав большую гору. И посадили Моисея и сказали: «Живи во веки, царь!» И присягнули ему все вельможи и весь народ. И взял себе Моисей жену Киканоса, с согласия и по воле ее.

Моисии же бяше 20 и 7 лѣт, егда ста цьсаремъ надъ срачины. Бысть же во вторый день цьсарства его, собрашася вси людье и рѣша ему: «Цьсарю, промысли намъ, что створимъ: 9 лѣт мину, да не видѣхомъ женъ своихъ и дѣтии». И рече цьсарь къ людемъ своимъ: «Да аще слушающе послушаете гласа моего, вѣдаите, яко преданъ будеть градъ сь в руцѣ наши. Сѣчемъ ли ся с ними, якоже поченше, то погибнеть насъ много, якоже и первое. Аще ли поидемъ на плотѣхъ во омуты, то потонеть насъ много, якоже и первѣе. И нынѣ же, въставше, идѣте в лѣсъ и принесете сыны стерковы, кыйждо свой. Храните же я, дондеже възрастуть. Научите же я перелѣтывати ястрябьскы». И идоша и принесоша сыны стерковы, якоже повелѣ имъ Моисий.

Моисею же было 27 лет, когда он стал царем над сарацинами. Во второй день его царствования собрался весь народ и сказали ему: «Царь, подумай, что нам сделать: уже прошло 9 лет, с тех пор как мы не видели своих жен и детей». И ответил царь людям своим: «Если послушаете меня, знайте, что будет этот город отдан в руки наши. Если сразимся с ними, как вначале, то нас много погибнет, как и в первый раз. Если же отправимся на плотах в омуты, то много нас потонет, как и в первый раз. Теперь же, встав, идите в лес и принесите птенцов аистов, каждый своего. Берегите их, пока не вырастут. Научите их летать по-ястребиному». И пошли (люди) и принесли аистят, как велел им Моисей.

И бысть якоже възрастоша стеркове, и заповѣда цьсарь заморити я гладомъ за 7 дний. И створиша людье тако. Бысть же день тритий, и рче к нимъ цьсарь: «Облачитеся во оружья своя и всядите на коня своя и возмете кыйждо стеркъ свой на руку, и поидемъ да приступимъ къ граду на то мѣсто, идеже змиеве суть».

И вот, когда аистята выросли, то царь повелел семь дней морить их голодом. И люди так поступили. Настал третий день, и сказал им царь: «Наденьте доспехи свои и садитесь на коней своих и возьмите каждый по своему аистенку в руку, и пойдем да приступим к городу на то место, где находятся змеи».

И рече цьсарь: «Пущайте стеркы». И пустиша, и летѣша стеркове на змия, и поѣдоша я, и испразниша мѣсто то. И бысть, яко узрѣ цьсарь и людье, яко погыбоша змиеве и испразнися мѣсто, и въструбиша людие трубою и оступиша градъ, и взяша и́. И придоша когождо в домъ свой. И убиша гражанъ во тъ день 1000 и 100 мужь, а внѣшнихъ не убиша ни единого мужа. И узрѣ Валаомъ волхвъ, яко взятъ бысть градъ, всѣдъ на конь с двѣма сынома своима и бѣжа в землю Мадиамьску къ цьсарю Валаку. То ти суть волсви и чародѣи, иже суть писании въ Пармии,[10] иже научаху загубити племя Иаковле от лица земли. (...)

И сказал царь: «Отпускайте аистов». И они пустили их, и полетели аисты на змей, и поели их, и опустело то место. И увидели царь и люди, что погибли змеи и очистилось место, и вострубили люди в трубы и обступили город, и взяли его. И вернулся каждый в дом свой. И убили в тот день городских жителей 1000 и 100, а извне ни одного человека не убили. И увидел волхв Валаом, что взят город, с двумя своими сыновьями вскочил на коней и бежал в землю Мадиамскую, к царю Валаку. Ведь то были волхвы и чародеи, о которых написано в Паремии, которые научили, как стереть племя Иакова с лица земли. (...)

Моисий же сѣде на столѣ въ срачинѣхъ, жена же Киканосова бяше за ним. И възбояся Моисий Бога, не приходи к ней, помянувъ, яко закля Аврам Елеазара, раба своего: «Не поимай жены сыну моему от дчери хананѣискъ».[11] Исакъ же заповѣда Иякову, сыну своему, не сватитися съ сыны Хамовы, яко продани суть в работу сынамъ Симовымъ и сынамъ Афетовымъ.[12] И убояся Моисий Бога своего, и не прикоснуся к женѣ Киканосовѣ, и та бо есть отъ сыновъ Хамовъ.

Моисей сидел на престоле сарацинском, а жена Киканоса была замужем за ним. Моисей же, убоявшись Бога, не приходил к ней, помня о том, как заклял Авраам Елеазара, своего раба: «Не бери жены от дочери хананеян для сына моего!» Исак же наказал Иакову, своему сыну, не вступать в родство с сыновьями Хамовыми, так как они проданы были в рабство сынам Симовым и сынам Афетовым. И убоялся Моисей Бога своего, и не прикоснулся к жене Киканоса, ведь была она родом от сынов Хамовых.

Расилнѣ цьсарь Моисий и воевася съ едемляны и примучи я, и одолѣ на войнахъ своихъ Ияковъ, дѣдъ его, с нимъ.

Набрался силы царь Моисей и воевал с едемлянами и превозмог их, и одолел во время войн, как Иаков, дед его.

Въ лѣто 40-е цьсарства его и Моисий сѣдяше на престолѣ 40 лет, цьсарица же сѣдяше по сторонѣ его. И рче царица к людемъ и к велможамъ: «Се днесь лѣт 40 цьсарствующю Моисиови надъ вами, и ко мнѣ не прикоснуся, богомъ же нашимъ не поклонися. И нынѣ послушайте мене, сынове срачиньстии! От сего дни не буди се цьсарь надъ вами. Сей вы есть Мукарисъ, сынъ мой, и ть да цьсарствуеть надъ вами. Лѣпле есть вамъ слушати сына господина своего, нели мужа страньска». И быша людие вси сварящеся оли и до вечера, и не хотяху отпустити Моисия. И преможе цьсарица. И ураниша заутра и поставиша Мукариса цьсаремъ надъ всими. И убояшася людие прострети рукы на Моисия, яко бояхуся, присягше к нему. И вдаша ему дары великы и отпустиша и́ съ честью.

В 40-й год царствования сидел Моисей на престоле, а царица в стороне от него. И обратилась царица к людям и вельможам: «Вот уже сейчас 40 лет, как Моисей царствует над вами, и ко мне не прикоснулся, и богам нашим не поклонился. Теперь же слушайте меня, сыновья сарацинские! С сегодняшнего дня не будет Моисей царем над вами. Вот вам Мукарис, сын мой, он и будет царствовать над вами. Лучше повиноваться вам сыну господина своего, чем чужестранцу». И все люди спорили об этом до вечера и не хотели отпустить Моисея. Но пересилила царица. И на другой день спозаранку назначили Мукариса царем над всеми. И побоялись люди поднять руку на Моисея, ибо боялись, присягнув ему. Дали ему дары большие и отпустили его с честью.

И изиде Моиси оттуду путемъ своимъ. Моисий же бысть 60 и 7 лѣть, егда изиде от срачинъ. От Бога бо бяше створенье то. Пришла бо бяше година, яко уготована от дний первыхъ, извести сыны издраилевы от Егупта. И иде Моисий в Мадиамъ, бояше бо ся въспятитися въ Егупеть.

И вышел оттуда Моисей путем своим. Было Моисею 67 лет, когда он ушел от сарацин. Все это было сотворено Богом. И наступило время, уготованное от первых дней, вывести сынов израилевых из Египта. И отправился Моисей в Мадиамскую землю, боясь возвращаться в Египет.

И сѣде на студенци, и выиде 7 дщерий от Рагуила Мадиамьскаго паствить овець отца своего. И придоша ко источнику тому и почерпоша воды напоити овца. И приступиша пастуси мадиамьстии и прогнаша и́. И въставъ Моисий, спасе я́, и напои овца ихъ. И възвратишася ко отцю и повѣдаша, что створи имъ Моисий, и како спасе я́ и напои овца ихъ.

И сел он у колодца, и пришли семь дочерей Рагуила Мадиамского пасти овец отца своего. Они подошли к колодцу тому и набрали воды, чтобы напоить овец. Но пришли пастухи мадиамские и прогнали их. И тогда Моисей встал и защитил их, и напоил овец их. Они же возвратились к отцу и рассказали о том, что сделал Моисей, и как он спас их и напоил их овец.

И посла Рагуилъ и поя и́ в домъ свой. И ѣде съ нимъ хлѣба, и повѣда ему Моисий, како избѣша изъ Егупта и како цьсарствова въ срачинѣхъ и како отяша у него цьсрство и пустиша и́. И бысть, яко услыша Рагуилъ рѣць его, и рече в сердци своемъ: «Всажю азъ сего в темницю и примилуюся имъ къ срачиномъ. Се бо есть бѣглець». Имше же его и въсадиша в темницю, бѣ же в темници 10 лѣт.

И послал за ним Рагуил и позвал его в дом свой. Он разделил с ним хлеб, и рассказал ему Моисей, как бежал из Египта и как царствовал у сарацин, и как отняли у него царство и отпустили его. И когда услышал рассказ его Рагуил, то воскликнул в сердце своем: «Посажу-ка я его в темницу и тем угожу сарацинам. Ведь это беглец». И вот схватили Моисея и посадили в темницу, и находился он в темнице 10 лет.

Тамо же помилова его Чифора,[13] дщи Рагуилова, и корми его хлѣбомъ и водою. И бысть на конець 10 лѣт, и рече Чифора ко отцю своему: «Мужь еврѣянинъ, егоже всади в темницю, се десятое лѣто и нѣсть взиская его, ни възмолвяшаго о немъ. Да аще тако годно предъ очима твоима, отче мой, да быхомъ послали и видили, живъ ли есть мужь ть или мртвъ». Отець же ея не вѣдаше, оже бяше кормила его. И рече Рагуилъ: «Не видахъ николиже на свѣтѣ, дабы человѣку, лежащю в темницѣ за десять лѣть безъ хлѣба и безъ воды, живу быти». И рече Чифора отцю своему: «Да не слышалъ ли еси, отче мой, яко Богъ великъ есть еврѣйскъ и грозѣнъ и удивляеть чюдеса на всякъ час? Не онъ ли избавилъ Аврама от пещи халдѣистѣй,[14] Исака от меча,[15] Иякова от рукы ангела, колиже боряшеся с нимъ на перевозѣ?[16] Яко Богъ пакы мужю сему много створивъ чюдесъ: избавилъ и́ от руку егупетьску и от меча Фараонова, и пакы и́ можеть избавити». И бысть люба рѣць си во очию Рагуилову. И створи ему, якоже рече дщи его, и посла к темници, что есть створилося о немъ. И узрѣша и́, молящася Богу отець своихъ. И изведоша и́ ис темьници, и остригоша и́, измѣниша ему порты темьничныя, и ѣдъ хлѣбъ съ Рагуиломъ.

Но сжалилась над ним Симфора, дочь Рагуила, она кормила его хлебом и водою. И когда кончались 10 лет, сказала Симфора отцу своему: «Этот еврей, которого ты посадил в темницу, уже десятый год там, и никто не ищет его и не спрашивает о нем. Если это угодно очам твоим, отец мой, следует послать посмотреть, жив ли муж тот, или умер». Отец же ее не знал, что она кормила его. И сказал Рагуил: «Не видел никогда на свете, чтобы человек, сидящий в темнице десять лет без хлеба и воды, был жив». И ответила Симфора отцу своему: «Разве ты не слышал, отец мой, что Бог еврейский велик и грозен и всегда удивляет чудесами? Не он ли избавил Авраама от печи халдейской, Исаака от меча, Иакова от руки ангела, когда боролся с ним на переправе? И ведь Бог мужу сему чудес много сотворил: освободил его от египтян, и от меча Фараона, и еще может его избавить». И были приятны эти слова Рагуилу. И сделал он так, как сказала дочь его: послал к темнице узнать, что случилось с Моисеем. И увидели, что он молится Богу своих отцов. И выпустили его из темницы, остригли его, сменили ему одежды тюремные, и ел Моисей хлеб с Рагуилом.

И приде Моисий въ оградъ Рагуиловъ, иже бяшеть за дворомъ его, и моляшется Богу своему, иже ему створиль чюдеса и избавилъ и́ изъ темници той. Моля же ся, возрѣ очима своима и видѣ, и се палица потчена средѣ ограда. И приступи к палицѣ, и бѣ написано на ней имя Господа Бога Саваофа. И приступивъ, исторже ю, и очютися палица в руку его трестата,[17] еюже суть чинена чюдеса Божия, егда створи небо и землю и вся дѣла ихъ, море и рѣкы и всю рыбу ихъ. Коли изгна Адама изъ ограда райскаго, взя палицю ту с собою в руку. И доиде палица та от Адама до Ноя, Ной же ю дасть Симови и родомъ его, дондеже доиде в руцѣ Авраамовѣ. Авраамъ же ю дасть Исакови, Исакъ же ю дасть Иякову. Ияковъ же егда бѣжа на поле арменьское, палицю же ту взя съ собою. Онъ же ю дасть Иосифови, часть едину излиха братия. И бысть по смерти Иосифовѣ разграбиша егуптянѣ домъ Иосифовъ, и попаде Рагуилъ палицю ту и посади ю въ оградѣ средѣ. И окушахуся вси храбрии, хотяще пояти дщерь его, и не могоша до пришествия Моисѣева, емуже сужена, тьже ю выторъже. И бысть якоже узрѣ ю Рагуилъ в руку Моисиеву и удивися. И вда ему Чифору дщерь свою женѣ.

И пришел Моисей в сад к Рагуилу, что был позади дворца его, и молился Богу своему, который сотворил чудеса и освободил его из темницы той. Когда он молился, поднял глаза свои и увидел, что посреди сада воткнута палица. И подошел к палице, а было на ней написано имя Господа Бога Саваофа. И подойдя, выдернул ее, и оказалось, что в его руках палица трестата, которою сотворены чудеса Божий, когда Он создал небо и землю и все, что в них, море и реки, и всю рыбу их. И когда изгнал Он Адама из райского сада, взял Адам ту палицу с собой в руки. И перешла та палица от Адама к Ною, Ной же передал ее Симу и его потомству и так, пока не дошла палица до рук Авраама. Авраам же дал ее Исааку, а Исаак дал ее Иакову. Иаков же, когда бежал в пределы арамейские, палицу ту взял с собой. Он же ее дал Иосифу, наследием минуя братьев. И когда после смерти Иосифа египтяне разорили дом Иосифа, оказалась палица эта у Рагуила, и тот посадил ее посреди сада. И хотели овладеть ею все богатыри, которые стремились получить дочь его (в жены), и не могли этого до тех пор, пока не пришел Моисей: кому суждена была, тот ее и вытащил. И случилось так, что увидел Рагуил палицу в руках Моисея и удивился. И отдал он ему дочь свою Симфору в жены.

Моисѣй же жил лѣт 70 и 6, коли вышелъ исъ темници, и поя Чифору мадианыню женѣ собѣ. И поиде Чифора в путь женъ дому Иаковля и не менши бысть нчимже от правды Саррины, и Ревецины, и Рахилины, и Лиины.[18]

Моисей же прожил 70 и 6 лет, когда он вышел из темницы и взял Симфору мадиамлянку себе в жены. И отправилась Симфора путем женщин рода Иакова, не меньший удел выпал ей, чем Сарре, и Ревекке, и Рахили, и Лии.

И заченши роди сынъ и нарече имя ему Герсанъ, глаголя, яко пусть быхъ в земли чюжей. Но не обрѣза плоти его по повелѣнью Рагуилову, тьстя своего. И бысть оть конець 3-яго лѣта зача и роди сынъ и нарче имя ему Елезаръ, глаголя, яко «Богь отца моего помощникъ ми бысть, избави мя от меча Фараонова». (...)

Зачав, родил Моисей сына и назвал его именем Герсан, говоря, что он пуст в земле чужой. Но не совершил обряд обрезания над ним, потому что так велел тесть его Рагуил. И на исходе третьего года зачал и родил сына и назвал его именем Елеазар, сказав, что «Бог отца моего помощником мне был, избавил меня от меча Фараона». (...)

Въ дни же ты бысть Моисий ходя по пустыни со овцами тестя своего, палица же Божия в руку его. И приде до горы Хоривьскы и видѣ Моисий, якоже грьзнъ купины стоящь, и пламенемъ огня горящи, но не изгараше от пламени купина. Рече же Моисий в собѣ: «Что убо вижю видѣнье се, да минувъ, усмотрю, что убо яко не изгараеть купина огнемъ горящи, почто ли неопалима пребысть?» Дивяся Моисий глаголаше: «Огню естьства вся попалити и снѣдати вься, почто убо купина неопалима пребысть? Огня естьство смотрю, купину же посредѣ огня злачну вижю». Начать же убо Моисий приступати, глаголя: «О чудо изрядно, огнь полящь вижю, купины же сея ни листа уторгьшася вижю! О чюдо се изрядьно, дива достойно». По сем же возва и́ Господь ис купины, глагола: «О Моисий, Моисий!» Съ же рече: «Что есть, Господи?» Рече Господь: «Не приступай сѣмо, но изуий онущю ногу твоею, мѣсто бо, на немже стоиши, земля свята есть».

В то время Моисей ходил по пустыне, (пася) овец тестя своего, с палицей Божией в руках. И дошел он до горы Хоривской и увидел, что стоит куст купины, объятой горящим пламенем, но не сгорает от пламени купина. И сказал себе Моисей: «Что за видение вижу, приближусь и разгляжу, почему не сгорает купина в горящем огне, почему неопалимой пребывает?» Говорил Моисей в удивлении: «Огонь все живое опаляет и съедает, отчего же купина неопалимой остается? Смотрю на огонь и посреди него вижу купину цветущую». Стал Моисей подходить к ней, говоря: «О чудо необычайное, вижу пылающий огонь, а ни одного листа от этой купины не оторвалось, вижу. О чудо это необычайное, удивленья достойное». Затем воззвал к нему Господь из купины и сказал: «О Моисей, Моисей!» Тот ответил: «Что это, Господи?» Ответил Господь: «Не подходи сюда, но сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, — это святая земля».

Слыши, яко говѣйнѣша его ствареть Владыка, и съ боязнью повелѣваеть ему послушати глаголемыхъ. Изутья бо онущи житийскихъ печалий отрѣванье являеть, но иже то глаголеть, яко освящение земли будеть, егда сам Владыка, въ плоть оболкъся человѣчьскаго естьства, самъ ногама начнеть ходити на земли.[19]

Слышишь, как делает его благоговейным Владыка и со страхом велит послушать сказанное. Ибо снятие обуви означает отречение от житейских печалей, но еще и то говорится, что освящение земли настанет, когда сам Владыка, облечен плотью человеческой, начнет пешком ходить по земле.

И рече ему Господь: «Азъ есмь Богъ отца твоего, Богъ Аврамовъ, Богъ Исаковъ, Богъ Ияковль». Моисий же отвращаше лице свое и бояше бо ся зрѣти предъ Богъ.

И еще сказал Моисею Господь: «Я есть Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова». И отвратил Моисей лицо свое, страшась смотреть на Бога.

Смотри же и сего, оканьный жидовине, какоти купина, приимши огнь, не опалися чресъ естьство! Купина же образъ бѣ Девици: якоже бо онъ неугасимый огнь Божиею силою былья не сожже, тако и Божие слово неистлѣньно схрани ю по рожьствѣ девиицею. Разумѣй же, яко Богу вся възможна суть исполнити, елико хощеть. Тако убо и пречистая наша Госпожа Богородица, приимши во утробѣ Бога, неопалима пребысть, и по рожествѣ же паки пречистаа, девою пребысть. «Идеже бо хощеть Богъ, побѣжается естьства чинъ».[20] Рожий бо ся от нея Господь Богъ вѣру утверди и сверипыя языки укроти и всего мира умири яко человѣческь!

Видишь, окаянный иудей, как купина, приняв огонь, не опалилась, вопреки природе! Купина ведь — образ Девы, как этот неугасимый огонь по воле Бога не сжег растения, так и Божье слово сохранило нетленным ее девство и после родов. Пойми же, что Бог все может исполнить, что только пожелает. Так ведь и пречистая наша Госпожа, Богородица, приняв в утробу Бога, неопалимой оставалась, и после рожденья его снова пречистой девой пребывала. «Где захочет Бог, там отступает закон природы». Родившийся от нее Господь Бог веру утвердил и свирепые народы укротил, и весь мир усмирил как человек!

И паки рече Господь к Моисиови: «Видихъ бѣду людий моихъ въ Егуптѣ, но шедъ, изведи люди моя, яко измроша вси ищющеи душа твоея. Оставшии же по нихъ, не имуть силы что створити тобѣ». Рече же Моисий Господеви: «Что есмь азъ, Господи, яко мною изводиши люди своя? Но молю ти ся, Господи, избери иного могуща, или даси ми знаменье, да имуть ми вѣру людье твои, яко видѣх тя». И рече Господь к Моисиови: «Поверзи жезлъ твой на землю, иже имаши в руцѣ своей». Моисий же поверже жезлъ, и абие бысть змий великъ ползая. Егоже увидѣвъ, Моисий отскочи. Рече же ему Господь: «Не бойся Моисий, но ими и́ за опашь». Моисий же преклонивъся, ять и́ за опашь, и бысть опять жезлъ.

И снова сказал Господь Моисею: «Видел я страданья людей моих в Египте, но ты, отправившись туда, выведи людей моих, ибо умерли все, кто искал твоей души. А те, кто остался после них, уже не в силах тебе навредить». Сказал же Моисей Господу: «Кто же я, Господи, что ты хочешь, чтобы я вывел твой народ? Но прошу тебя, Господи, выбери другого, могущего (это сделать), или дай мне знак, чтобы поверили мне люди твои, что я видел тебя». И сказал Господь Моисею: «Брось жезл свой, что держишь в руке своей, на землю». Моисей бросил жезл, и тотчас сделался он огромным ползучим змеем. И увидев его, Моисей отскочил. И сказал ему Господь: «Не бойся, Моисей, возьми его за хвост». Моисей, наклонившись, схватил змея за хвост, и стал он снова жезлом.

Смотри же и сего, жидовине, како ли бывъ змий и в жезлъ претворися! Не вся ли есть възможна Богу створити, тако убо бысть и в Законѣ нашемъ. Въ лѣта цьсаря Костянтина чюдотворець Спиридонъ и епископ купрьский бысть. Въ единъ убо от дний и види нѣкоего заимодавца, влачаща нѣкоего нища. Сь же старець Спиридонъ видѣвъ змию ползающю, именемъ Христовымъ преложи ю въ гривну злату и вдасть ю заимодавцю. И по сем же паки искупивъся нищий, принесе залогь къ старцю. Спиридонъ же тъ блаженый претворивъ ю змиею, на землю и́ спусти.

Видишь и то, иудей, как змей превратился в жезл! Не все ли подвластно Богову свершению, так ведь и в Законе нашем. Во времена царя Константина был чудотворец Спиридон, епископ кипрский. Однажды он увидел некоего ростовщика, который тащил какого-то нищего. И этот старец Спиридон, увидев ползущую змею, превратил ее именем Христовым в золотую гривну и отдал ее ростовщику. И так снова выкупился нищий, принеся залог к старцу. Спиридон же тот блаженный превратил его снова в змею и на землю отпустил.

Рече Моисий къ Господу Богу: «Молю ти ся, Господи, худоглаголивъ есмь азъ, рабъ твой, отнелѣже начахъ глаголати!» Рече же Богъ к Моисиови, глаголя: «Кто дасть уста человѣку? Кто ли створилъ есть глуха или нѣма, или слѣпа видяща? Се азъ, Господь Богъ. Хощю тобою худоглаголивымъ срамити премудрыя егупетьския».

Сказал Моисей Господу Богу: «Прошу тебя, Господи, ведь косноязычен я, раб твой, с тех пор как начал говорить!» Господь сказал Моисею: «Кто дал уста человеку? Кто сделал его глухим, или немым, или слепым? Это я, Господь Бог. Хочу тобой, косноязычным, посрамить мудрецов египетских».

Смотри же, жидовине, словьсе его, что рече Господь Богъ Моисиови! То аще створи Господь нѣма и глуха и слѣпа и видяща, то уже вся възможна Богу створити, еже и бысть.

Посмотри же, иудей на слова его, что сказал Господь Бог Моисею! Если даже создал Господь немого, и глухого, и слепого, и зрячего, то все возможно Богу сотворить, как и бывало.

Моисий же възвратися в Мадиамъ и глагола во уши тестю своему вся си. Тесть же его Рагуилъ рече ему: «Иди с миромъ».

Моисей же возвратился в Мадиамскую землю и рассказал обо всем на ухо тестю своему. Тесть же его Рагуил ответил: «Иди с миром».

Въста же Моисий, поиде с женою своею и дѣтми. И быша на стану, и сниде Ангелъ Божий и хотѣ убити Моисия, понеже бяше не обрѣзалъ плоти сынома своима и преступилъ законъ, иже заповѣда Богъ Авраму. И ускори Чифора и взя скрижаль каменьну, и обрѣза сыны своя и избави мужа своего от рукы Ангела.

Поднялся Моисей и пошел с женою и детьми. И когда остановился, сошел ангел Божий и хотел убить Моисея, потому что тот не совершал обрезания плоти сынам своим, преступил закон, который положил Бог Аврааму. И поспешила Семфора, взяла пластину каменную и обрезала сыновей своих,и избавила мужа своего от руки ангела.

И явися Господь Арону и Левгию въ Егуптѣ, ходящю по брегу рѣкы, и рече ему: «Иди противу Моисѣева в пустыню». И иде Аронъ и стрѣте и в пустыни в горѣ Божии и цѣлова и. И въздвиже очи свои, и види жену его и дѣти и рече: «Кто суть си?» И рече Моисий: «Се жена моя и дѣти мои, яже ми есть далъ Богъ въ Мадиамѣ». И бѣ зло въ очию Аронови, и рече: «Пусти жену и дѣтие въ домъ отца ея». И створи Моисий тако. И отиде Семфора и два сына ея в домъ отца ея до годинъ, якоже помяну Богъ люди своя и изведе я изъ Егупта от руку Фараона.

Явился Господь Аарону и Левию в Египте, когда шли они по берегу реки, и сказал: «Иди навстречу Моисею в пустыню». И пошел Аарон и встретил того в пустыне, в горе Божией, и целовал его. И подняв очи свои, увидел жену его и детей и спросил: «Кто они?» И ответил Моисей: «Это жена моя и дети мои, которых дал мне Бог в Мадиаме». И сверкнуло зло в очах Аароновых, и сказал он: «Отпусти жену и детей в дом отца ее». И сделал так Моисей. И ушла Семфора и два сына ее в дом ее отца до времени, пока не вспомнил Бог о людях своих и не вывел их из Египта от руки Фараона.

И сказа Моисий вся Арону, еже глагола к нему Господь. И придоста въ Егупетъ, и явистася къ сбору сыновъ издраилевъ, и повѣдаста имъ вся рѣци Божия, и възрадовашася людие о словесѣ ихъ.

И рассказал Моисей Аарону обо всем, что говорил ему Господь. И пришли они в Египет, и явились в собрание сынов израилевых, и рассказали им обо всех речах Божиих, и обрадовались люди их словам.

И ураниша заутра и идоша в домъ Фараоновъ, и палицю Божию взяста с собою. И бысть егда придоста ко вратомъ дому цьсарева, и 2 лва стояща, привязана ужи желѣзными, и не можаше ни единъ человѣкъ ни прити, ни изити, развѣ и емуже цьсарь велить прити, и шедше кормилъци утолять львы и приведуть и. Моисий же и Аронъ придоста и въздвигоста палицю на львы и разъдрѣшистася лви. Приде же Моисий и Аронъ в домъ цьсаревъ, и лва внидоста с ними, радующася. Да якоже узьрѣ Фараонъ, удивися велми и ужасеся, бяше бо взоръ ихъ, яко сыновъ Божиихъ.

И назавтра рано отправились они в дом Фараона, взяв с собой палицу Божию. И когда подошли они к воротам царского дома, то стояли там два льва, привязанные железными цепями, так что ни один человек не мог ни войти, ни выйти, если только не велит ему сам царь прийти, и тогда придут кормильцы, накормят львов и проведут человека того. Моисей же и Аарон подошли и подняли палицу на львов, и освободились львы. И пришли Моисей и Аарон в дом царя, и львы вошли вместе с ними, радуясь. И как увидел это Фараон, то очень удивился и ужаснулся, ибо вид у них был, словно у сынов Божиих.

И рече к нима цьсарь: «Что хощета?» И ркоста ему: «Пусти ны в пустыню, да положимъ требу Господеви Богу нашему и послужимъ ему». И убояся Фараонъ велми и рече к нима: «Идета днесь в домъ свой, а утро придета ко мнѣ». И створиста якоже рече има цьсарь. И бысть, якоже отидоста, и посла цьсарь и призва Валаома волхва и сыны его Еноса и Акриса и вся чародѣя егупетьския. И придоша къ цьсарю и повѣда имъ цьсарь, еже глагола Моисий и Аронъ. И рѣша чародѣи к нему: «Но како суть пришли, скажи намъ?» И рече цьсарь: «Толико въздвигоста на ня жезлъ и раздрѣшистася и притекоста к нима, радующася». Отвѣщавъ же Валаомъ и рече: «Се, цьсарю, чародѣеве же суть, якоже и мы, а нынѣ посли по нихъ, да придуть, да икусимъ рѣць ею». И створи цьсарь тако и посла по нихъ. Они же взяста палицю Божию в руцѣ свои и придоста къ цьсареви и глаголаста ему словеса Божия, рекуще: «Отпусти люди издраилевы, да створять требу Господеви Богу своему». И рече има цьсарь: «Но кто вѣру иметь вама, яко еста посолника Божия и по слову его еста пришла? Да что знаменье створите предъ мною, да изъвѣриться рѣць ваю?» И поспѣши Аронъ и поверже палицю свою предъ цьсаремъ и предъ велможами его. И бысть змий великъ ползая. И створиша чародѣи такоже, пометаша жезлы своя, и быша змиеве. Того ради Богъ попусти волхвомъ егупетьскимъ жезлы своя въ змия претваряти, да не ркуть к Фараону, яко волхвъ есть Моисий и волшествомь си творить, но супротивленьемъ супротивльшеся ему и потомъ изнемогоша.

И сказал им царь: «Чего вы хотите?» И ответили ему: «Отпусти нас в пустыню принести жертву Господу Богу нашему и послужить ему». Фараон сильно испугался и сказал им: «Сейчас идите к себе домой, а завтра придете ко мне». И сделали они так, как велел им царь. А когда они ушли, царь послал и позвал Валаома-волхва и его сыновей Еноса и Акриса и всех чародеев египетских. И пришли они к царю, и рассказал им царь о том, что говорили Моисей и Аарон. И сказали ему чародеи: «Но как же они прошли, ответь нам?» И сказал царь: «Они только подняли на львов жезл, и освободились те, и прибежали к ним, радуясь». Отвечал же Валаом, сказав: «Это такие же чародеи, царь, как и мы, а теперь пошли за ними, пусть придут, и мы испытаем слова их». И поступил царь так, послал за ними. Они же взяли палицу Божию в руки свои и пришли к царю и проговорили ему слова Божий: «Отпусти людей израилевых, пусть принесут жертву Господу Богу своему». И сказал им царь: «Но кто поверит вам, что вы — посланники Божий и пришли, повинуясь словам Его? Какое знаменье вы сотворите предо мной, чтобы можно было поверить словам вашим?» И Аарон быстро бросил палицу свою перед царем и перед его вельможами. И сделался это большой ползучий змей. И поступили чародеи точно так же, кинули жезлы свои, и стали они змеями. Потому Бог позволил волхвам египетским превращать жезлы свои в змеев, чтобы не говорили Фараону, будто Моисей — это волхв и волшебством все это совершает, но сопротивленьем противились ему, а потом обессилели.

Въздвиже бо змий главу свою, иже в Моисиевѣ жезлѣ и пожре вся змия ихъ. И рече Валаомъ волъхвъ: «Уже створилосе еста от дний первыхъ, якоже пожиралъ есть змий друга своего, якоже и рыба морьская пожре дружину свою, а нынѣ сътвори палицю свою опять, якоже и преже была; да аще можеши, палицѣ будуть и наши палицѣ пожертыя, и да увѣдаемъ яко Духъ Божий в тобѣ. Аще ли не можеши, то чародѣй еси, якоже и мы». И простеръ Аронъ руку свою и ять за хвостъ змиевъ, и бысть палица в руцѣ его, и онѣхъ палицѣ якоже и преже.

Ибо поднял змей, который был из Моисеева жезла, голову свою и пожрал всех их змеев. И сказал волхв Валаом: «Уже бывало и в прежние дни, что поедал змей другого, как и рыба морская поедает других, а теперь сделай палицу свою, как она раньше была; если можешь, и наши съеденные палицы пусть станут прежними, тогда признаем, что Дух Божий в тебе. Если же не можешь, то чародей ты такой же, как и мы». И протянул Аарон руку свою и схватил змея за хвост, и оказалась в руке его палица, и их палицы стали такими, как и были.

И заповѣда Фараонъ принести грамоты всѣхъ боговъ егупетьскихъ, и чтоша предъ нимъ, и рече: «Се не обрѣтохомъ Бога вашего въ грамотахъ сихъ, ни имени его видѣ». Отвѣщаста же и рекоста к цьсарю: «Аданай Саваофъ есть имя Его». И рече Фараонъ: «Кдѣ есть Аданай, да быхъ видилъ его и глас его слышахъ и пустилъ быхъ издраиля? Не вѣдаю ли Аданая, не пущу издраиля!» И ркоша: «Бога еврѣйскаго имя возвася на нас от дний нашихъ, и нынѣ пусти ны, да идемъ в пустыню и пожремъ жертву Богу нашему. Отнелѣ же сниде издраиль въ Егупеть, оттолѣ не приялъ ничтоже от руку нашею. Аще ли нас не пустиши, вѣдая буди, яко разгнѣвается и избьеть землю егупетьскую моромъ или мечемь».

И повелел Фараон принести ему писания всех Богов египетских, и прочли их перед ними, и он сказал: «Не нашел я в писаниях этих Бога вашего, и имени его не увидел». Отвечав, сказали они царю: «Аданай Саваоф имя Его». И сказал Фараон: «Где же Аданай, чтобы я увидел его и голос его услышал, и отпустил бы израильтян? Если не знаю Аданая, не отпущу израильтян». И сказали они: «Имя еврейского Бога на нас с первых дней наших, а теперь отпусти нас, чтобы пошли мы в пустыню и сотворили жертву Богу нашему. С тех пор как пришел Израиль в Египет, не принял Он ничего из рук наших. Если не отпустишь нас, то знай, что Он разгневается и изничтожит землю египетскую мором или мечом».

И рче Фараонъ к нимъ: «Скажита ми силу его и храборьство его». И рѣша к нему: «Онъ есть сътворилъ небеса и всю силу ихъ, и землю и все, еже на ней, и море и всю рыбу ихъ. И родилъ есть свѣть и породилъ тму, и пущаеть дъждь и напаяеть землю. И створилъ человѣка, и скоты, и звѣри лѣсныя, и птица небесныя, и рыбы морьския. Тъ же створилъ есть тебе въ ложесьнѣхъ матери твоея. Тъ же вложилъ въ тя духъ животенъ и възрасти тя, и посади тя на престолѣ цьсарства твоего. Тъ же и отиметь душю твою от тебѣ и възвратить тя в землю, от неяже взят еси».

И сказал им Фараон: «Расскажите мне о силе и могуществе его». И отвечали они: «Он сотворил небеса и все могущество их, и землю со всем, что на ней, и море, и всех рыб. И создал свет, и породил тьму, и пускает дождь, и напояет землю. И сотворил человека, и скот, и диких зверей, и птиц небесных, и рыб морских. Он же создал и тебя в лоне матери твоей. Он же вложил в тебя дух жизни и взрастил тебя, и посадил на престоле царства твоего. Он же и отнимет душу твою у тебя и возвратит тебя в землю, от которой ты взят».

И разгнѣвася на нь Фараонъ и рече: «Но кто есть во всѣхъ бозѣхъ людьскихъ, иже можеть створити мнѣ тако? Рука же моя яже ся самъ створихъ». И объярися на ня велми и насилье имъ створити повелѣ. И томляхуть егуптянѣ издраильтянъ. Моисий же возпи ко Господу Богу, глаголя: «Почто преда люди своя, Господи?» И рече Господь к Моисиеви: «Се узриши, что створю Фараону рукою бо крѣпкою, испущю тя и мышцею высокою возведу тя от земля его. Азъ есмь Господь Богъ, явивыйся Аврааму, Исаку, Иякову и въдахъ завѣть мои к нимъ, яко дати имъ землю Хананѣйску, на нейже земли самъ хощю обитати».[21]

И разгневался Фараон и сказал: «Но кто же из всех человеческих богов может сделать со мной такое? Рукой своей все я сам сделал!» И крепко разъярился он на них и повелел насилье им сотворить. И мучили египтяне израильтян. Моисей же возопил к Господу Богу, говоря: «Зачем предал народ свой, Господи?» И сказал Господь Моисею: «Вот увидишь, что я сделаю Фараону рукою крепкой, отпущу тебя и мышцею высокой уведу тебя из земли его. Я есть Господь Бог, явившийся Аврааму, Иакову, Исааку, и положил им Завет мой, чтобы дать им землю Хананейскую, на той же земле хочу сам пребывать».

И въздвиже Богъ гнѣвъ свой на Фараона и на люди его. И удари язвою великою Фараона и егуптяны. Възврати воды ихъ въ кровь и наведе на землю ихъ жабы, и пьюще воду и внидяху въ чрева ихъ, и тамо в нихъ крехтаху. И в горньци же, и въ дъже тѣста ихъ лѣзяху, и в постеля ихъ, и нападоша на перси ихъ вши, възвыше дву лакоть, и на плоти ихъ бяхуть, яко пясти възвыше. И посла на ня Богъ звѣри польския растерзать ихъ, и змия, и скарпия, и мышца, и овады во очи ихъ.

И воздвиг Бог гнев свой на Фараона и на людей его. И поразил он язвой великой Фараона и египтян. Превратил воды их в кровь и навел жаб на землю их, и когда пили они воду, попадали жабы в чрево к ним, и там в них квакали. И в дома их, и в квашни, и постели их лезли, и напали на груди их вши, на высоту двух локтей, и на теле, и выше запястий. И послал на них Бог зверей диких, чтобы растерзать их, и змей, скорпионов и мышей, а в глаза им оводов.

И влезяхуть в храмы своя и въ кровы ихъ и замъкняхуся. И тамо внидяше Нилонифъ звѣрь, иже в мори живеть, а у него рукы 10 лакоть мужьскихъ; и взидяше на храмину, и раскрываше и, сягь рукою, отломляше замкы. И Богъ попускаше звѣри злыя на ня, и тамо лазяху, и измори скоты ихъ. И зажеже Богъ плоть ихъ огнем, и быша прыщьеве на нихъ от главы и до ногу, и въсмердѣ все тѣло ихъ. И зби град вино ихъ и все древо егупетьское и не остася ничтоже на нихъ.

Они забирались в дома и на крыши свои, закрывались там. И влез туда Нилониф зверь, который в море живет, а лапы его — по десять мужских локтей; и взбирался он на дом и раскрывал его, и, схватив лапой, ломал замки. И Бог напустил на них злых зверей, и они там рыскали, и изморил Бог весь скот их. И зажег Бог плоть их огнем, и появились прыщи на них от головы до ног, и засмердело все тело у них. Перебило градом виноград их и все деревья египетские, и ничего не осталось на них.

И посше трава польская, и человѣци, и скоти, иже бяху обрѣтани в ней, измроша гладом.

И иссохла трава полевая, и люди, и скот, который обретался на ней, умерли от голода.

И придоша на ня прузи и сънѣдоша я останкы града, и възрадовашася егуптянѣ, глаголюще: «То есть намъ кормля», и насолиша ихъ множество.

И напала на них саранча, и сожрала то, что осталось от града, и возрадовались египтяне, говоря: «Это пища наша», и насолили их множество!

И посла Богъ вѣтръ из моря силенъ, и взя пругы и въверже я в море и солоныя, и не оста ни единъ пругь во всеи земли егупетьстий.

И напустил Бог сильный ветер с моря, он схватил саранчу и ввергнул ее в море, и соленую тоже, и ни одной не осталось во всей земле египетской.

И посла на ня Господь тму за 7 дний, дондеже не видить мужь брата своего, яко ни рукы своея ко устомъ обратити.

И послал на них Господь тьму на семь дней, так что не мог видеть муж брата своего, ни руки своей ко рту поднести.

Бяху же и еврѣи, иже не послушали Моисия и Арона ркуще: «Не идемъ в пустыню, измремъ гладомъ и моромъ». Изби Богъ в ты три дни темьныя, да быша не видили егуптянѣ, ни възрадовалися, ни рикли: «Якоже есть рана Божия на насъ, такоже и на онѣхъ». И вызмета Богъ тернье из винограда своего. И зя всякъ первенець изъ земля егупетьския от человѣка и до скота, даже и образи первенца ихъ, написани на стѣнахъ, и ти ся разбиваху, а иже бяху древянии, или златии, или сребрени, а ти разливахуся. А иже бяху первенци недавно погребени, вывлачахуть и́ пси и полагахуть и предъ отци и предъ матерьми. И возопиша гласомь великим сынове Хамови.

Но были и евреи, которые не послушали Моисея и Аарона, говоря: «Не пойдем в пустыню, умрем от голода и мора». И избил их Бог в те три дня темные, чтобы не видели египтяне, и не возрадовались, и не говорили: «Как на нас рана Божия, так и на них». И исторг Бог терние из винограда своего. И взял он каждого первенца земли египетской, от человека до скота, даже изображения первенцев, что написаны на стенах, и те разрушались, которые были деревянными, а золотые или серебряные, те расплавлялись. А тех первенцев, что незадолго до этого были похоронены, извлекали псы и клали их перед отцами и матерями их. И возопили голосом страшным сыновья Хамовы.

Таче призва Господь Моисия и Арона и рече: «Сеи нощи убьется всякъ первенець в земли егупетьстий, от человѣкъ и до скота, и во всихъ бозѣхъ егупетьскихъ створю отместье, азъ Господь Богъ когождо васъ. Сеи же нощи заколите агнець чисть непороченъ и омажете прагы кровью его, и да будеть кровь въ знаменье в храмехъ вашихъ, в нихже вы будеть. И узрѣвъ, покрыю вы, и не будеть васъ погибнути ни единому». Створиша же людье жидовьстии, елико заповѣда имъ Моисий от Господа.

И призвал Господь Моисея и Аарона и сказал: «В эту ночь будет убит каждый первенец в земле египетской, от человека и до скота, и всем богам египетским сотворю отмщение, я Господь Бог каждого из вас. В эту ночь заколите чистого и непорочного агнца и помажьте кровью его пороги (домов), и да будет кровь знаменьем на домах ваших, в которых вы будете. И увидев, покрою вас, и не погибнет из вас ни один». Сделали люди еврейские так, как велел им Моисей (по повелению) Господа.

Вижь же, жидовине, како кровию пражнею знаменье обрѣтосте, кровь бо агнѣца непорочна образъ бысть крови Господа нашего Исуса Христа, еже речется Святая Святыхъ, почивающи на сердци святыхъ мужь и женъ, въ единици троицьствуя. Тогда же помазанье прагь, нынѣ же намъ кровь Христова; помазанье прагь же есть уста наша: тогда же и окропленье обою подбою, нынѣ же окропленье душѣ и тѣлу святымъ крещеньемъ.

Гляди, иудей, как обрели вы знаменье кровью на порогах домов, ведь кровь непорочного агнца — это образ крови Господа нашего Исуса Христа, что называется Святая Святых, и что почиет в сердцах святых мужей и жен, в едином — тройственный. Тогда было помазание порогов, ныне же — кровь Христова; помазанье порогов, которые суть уста наши; тогда же окропление обоих дверных косяков, ныне же окропленье души и тела святым крещеньем.

Тои нощи уби вся первенца егупетьския, понеже издраилю наречен бысть первенець и многы казни и томленья от егуптянъ прияше, тѣмь и за первенца Издраиля первенци егупетьстии избьени быша, от человѣкъ и до скота.

В ту ночь убили всех первенцев египетских, потому что Израиль назван был первенцем и много казней и мучений от египтян он принял, потому и за первенца Израиля первенцы египетские были убиты, от человека и до скота.

И не бысть мѣста, идеже не возпиша, развѣ и въ сынохъ издраилевыхъ. И возпиша же народи къ царю, глаголюще: «Отпусти, царю, отпусти сыны издраилевы. Аще ли ни, да умремъ вси ихъ ради». Царь же убоявъся и посла к Моисию и Арону, глаголя: «Аще хощете положити требу Господу Богу своему, да отидете вси». Тогда же отидоша вси съ сребромъ и златомъ и с ризами, когождо испросивъ подруга своего. И тако, тщи егупьтяны оставльше, отидоша, понеже убо людье издраильсти живущеи въ Егуптѣ томимы, грады ихъ зижюще и храмы, а мьзды не емлюще. Того ради мьзду труда ихъ повелѣ взяти имъ Господь Богъ. И выпровадиша рабы Божия съ добыткомъ и с дары многими, яко завѣть Божий бѣ ко Авраму, дѣду ихъ.

И не было места, где бы не возопили, — только не в сынах израиле-вых. И возопили народы к царю, говоря: «Отпусти, царь, отпусти сыновей израилевых. Если же нет, то все умрем из-за них». Царь же испугался и послал к Моисею и Аарону, говоря: «Если хотите принести жертву Господу Богу своему, уходите все». Тогда ушли все с серебром и золотом и с одеждами, каждый позвав друга своего. И так, оставив египтян ни с чем, ушли, потому что люди израильские томились в Египте, строя города их и храмы, а платы не получая. Потому и повелел им Господь — взять эту мзду как плату за труд. И выпроводили рабов Божиих с добычей и многими дарами по завету Божию, данному Аврааму, деду их.

И въставъ Моисий начать сочити, кто повѣда Иякову Иосифа жива въ Егуптѣ, и о костѣхъ Иосифлѣхъ, како я изъобрѣсти. Клятвою бо заклалъ бяше Иосифъ, глаголя: «Присѣщеньемь, имже присѣтить вы Господь Богъ, да изнесете съ собою кости моя».[22] Како же суть обрѣтены въ Егуптѣ за 400 лѣт кости[23] Иосифа? Повѣда Юда дщери Ияковли, она же возпи ко отцю и рече: «Отче, Иосифъ живъ есть!» Он же възложи руку на главу еи и рече: «Жива буди ты вѣкъ». И так была есть жива 400 лѣть. Та же повѣда Моисиови, идѣ суть кости Иосифовы. Есть рѣка въ Егуптѣ, именемъ Воилдай. Ту суть погружены кости Иосифовы въ оловянѣ рацѣ. Исперва бо егуптянѣ бояхуся исхода издраилева, мнящимъ имъ яко тѣмь держить сыны издраилевы, понеже оковавше раку Иосифлю оловомъ, въвергоша ю отай в рѣку, рекуще: «Аще не изнесуть костий Иосифовыхъ с собою, не изидуть сынове издраилеви изъ Егупта».

И встав, Моисей начал узнавать, кто же рассказал Иакову, что Иосиф живет в Египте, и как найти кости Иосифа, потому что клятвою поклялся Иосиф, говоря: «По милости Божией, которой одарил вас Господь, унесите с собою кости мои». Как же найдены кости Иосифа в Египте через 400 лет? Иуда рассказал дочери Иакова, (что Иосиф жив), она же воскликнула, обратившись к отцу: «Отец, Иосиф жив!» Он же положил руку ей на голову и сказал: «Живи вовеки». И так жила она 400 лет. Она и поведала Моисею, где находятся кости Иосифа. Есть река в Египте названием Воилдай. Там и погружены кости Иосифа в оловянной раке. Потому что сначала египтяне боялись ухода израильтян, думали, что удержат сынов израилевых тем, что оковали раку Иосифа оловом и тайно погрузили в реку, так говоря: «Если не вынесут костей Иосифа с собою, не выйдут сыны израилевы из Египта».

Егда же рече Господь Моисиови: «Изведи люди моя изъ Егупта со всимъ имѣньемъ ихъ», и створи ему Богъ 7 нощий въ едину нощь. И нача Моисий въпрашати, ходя, костии Иосифовыхъ съ свѣщами. И стрѣте и Марья и рече ему: «В рѣцѣ суть костии Иосифови, въ Воилдаи».[24] И Моисий же вземъ свѣща и поимъ съ собою 30 мужь, и вшедъ на рѣку и рече: «Возмися, Воилдаи, и кости Иосифовы». И не бысть явленья. И паки второе рече, и не бысть явленья. Третье еже написавъ хартию рече Воилдаю: «Возмися и положи на водѣ». И въступи рака Иосифова. Моисий же радъ бысть и взять раку, хартия же не взя. Но приступи единъ ихъ жестосердъ жидовинъ и взять ю. И многы главы възяша с собою отець своихъ.

Когда сказал Господь Моисею: «Уведи народ мой из Египта со всем их имуществом», то превратил Бог семь ночей в одну ночь. И стал Моисей спрашивать о костях Иосифа, ходя со свечами. И встретила его Мария и сказала ему: «В реке кости Иосифа, в Воилдае». И Моисей, взяв свечи и 30 мужей с собою, пришел к реке и сказал: «Вынеси (наверх), Воилдай, кости Иосифа!» Но не появились они. И снова во второй раз сказал, и не появились. В третий раз он написал на пергамене Воилдаю: «Вынеси и положи на воде». И появилась рака Иосифа. Моисей же обрадовался и взял раку, а пергамен не взял. Но подошел один жестокий иудей и взял его. И много черепов отцов своих взяли они с собою.

И мнози иноплеменьници поидоша с ними за 3 дни. И бысть по трехъ днехъ ркоша к Моисиови и ко Арону: «Се уже 3 дни ходили есте, а заутра възвратитеся въ Егупеть, якоже есте рекли». Они же, отвѣщавше, ркоша к нимъ: «Повелѣлъ ны Господь, да не възвратимся опять въ Егупеть, но идемъ в землю, яже точить млеко и мед».[25] Они же почаша ся бити с ними и избиша у нихъ много. И рану велику даша имъ. Друзии же от нихъ убѣжаша и повѣдаша Фараону, еже створи издраиль. И рече Фараонъ всимь старѣйшинамъ егупетьскимъ и всему народу: «Се видите яко прельстишася сынове издраилеви, отбѣжаша от нас». И рѣша убо державы егупетьския: «Что створимъ? Да отпустихомъ сыны издраилевы, нынѣ уже не работають намъ». И рече Фараонъ: «Поидемъ въслѣдъ ихъ, яко обишла есть тамо пустыни, яко узрять насъ въслѣдъ себе, и тако ужасьни возъвратятся». И погна Фараонъ въслѣдъ ихъ, поимя вся люди своя, поять же 600 колесниць избраныхъ, на нихъже бѣша воини по 3 стояще вооружени всюду. И постиже я противу Епавлии межю Магласомъ прямо в Сефомору, есть же мѣсто то в наричаемии Козматии.

Много иноплеменников пошло с ними в течение трех дней. И в конце третьего дня сказали они Моисею и Аарону: «Ходили вы три дня, а завтра вернитесь в Египет, как и говорили». Те же, отвечая им, сказали: «Повелел нам Господь не возвращаться в Египет, а идти в землю, которая источает молоко и мед». Тогда иноплеменники начали сражаться, и побили многих из них. И изранили их сильно. А иные убежали от них и рассказали Фараону о том, что сделали израильтяне. И сказал Фараон всем старейшинам египетским и всему народу: «Вот видите, как обманули нас сыны израильские, убежали от нас». И сказали государи египетские: «Что делать? Отпустим ли мы сынов израилевых, теперь они уже не работают на нас». И сказал Фараон: «Пойдем вослед им, и так как перед ними лежит пустыня, то, как увидят нас, следующих за ними, в ужасе возвратятся». И погнался Фараон за ними, взяв всех своих людей и шестьсот колесниц отборных, а на них стояло по три воина в полном вооружении. И настигли их напротив Епавлии, между Магласом, прямо у Сефомары, есть место это в так называемой Козматии.

И озрѣвшеся сынове издраилеви, видиша, яко женуть Егуптянѣ въслѣдъ ихъ, и возпиша людье к Моисию, глаголюще: «Зане бы намъ гробъ въ Егупьтѣ изведе ны на мѣсто се, в пустыню сию!»

И оглянувшись, сыны израильские увидели, что гонятся вслед за ними египтяне, и возопили люди к Моисею, говоря: «Лучше бы нам гроб в Египте, чем это место в пустыне сей, на которое ты вывел нас!»

Моисий же рече к нимъ: «Господь Богъ бореть по насъ, вы же умолчите!» И удиви Господь Богъ чюдеса своя. И простре же Моисий руку свою на море и удари жезломъ в Чермьное море, якоже рече ему Господь, и раступися море на 12 пути, и поиде когождо с родомъ своимъ, и проидоша по суху посредѣ моря.

Моисей же ответил им: «Господь Бог защищает нас, а вы замолчите!» И явил Господь Бог чудеса свои. И простер Моисей руку свою на море, и ударил жезлом в Красное море, как говорил ему Господь, и расступилось море на двенадцать путей, и пошел каждый с родом своим, и прошли они по суху среди моря.

Тогда убо браконеискусьныя невѣсты образъ сдѣяся чюдесы. Тогда убо Моисий раздѣлитель водѣ бысть. Сдѣ же архистратигь Гаврилъ служитель чюдеси бысть дивнаго Твоего Рождества Творца.

Тогда ведь чудо явило образ брака неискушенной невесты. Тогда ведь Моисей был разделитель воды. Здесь же архистратиг Гавриил был служитель чуду дивного Твоего Рождества, Творец!

Тогда глубину пѣшь шествова не мокрьной Издраиль, нынѣ же Христа роди бе-сѣмене Дева. Море по пришествии издраилеви пребысть непроходно, тако и непорочная Дѣва по рождествѣ Емануиловѣ пребысть нерастьлѣньна. Сый бо и преже Сый, явлийся за человѣколюбье, и облаку сущю то и в покровъ его.[26]

Тогда глубину пешим прошел, не замочив себя, Израиль, ныне же Христа родила Дева без семени. Море после прохождения израильтян пребывало непроходимым, так и непорочная Дева после Рождества Эммануилова пребывала целомудренной. Ибо Сущий и Вечно Сущий явился во имя человеколюбия, и облако стало покровом его.

Фараонъ же погна въслѣдъ ихъ, и яко бысть посредѣ моря съ вои своими на колесницахъ и на конехъ, и истопоша вси егуптянѣ. И удари Моисий жезломъ в море, и покры я вода сюду и сюду, и ни единъ от нихъ не избысть. И море имъ гробъ бысть. Фараона же избави Богъ от потопа и веде и́ ангелъ Божий и въ градъ Ниневии, и бысть тамо царемъ 9 лѣть.[27] (...)

Фараон же погнался вслед за ними и как был посреди моря с воинами своими на колесницах и на конях, так и потонули все египтяне. И ударил Моисей жезлом в море, и покрыла их вода и там, и тут, и ни один из них не спасся. И море стало их гробницей. Фараона же Бог избавил от потопления, и увел его ангел Божий в город Ниневию, и был он там царем девять лет. (...)

Якоже бо и змия, егда состарѣется и ослѣпѣста очи еи и алчеть 40 дний и 40 нощий, дондеже ослабѣеть еи сила телеси, и тогда ябье совлечеть съ себе ветшаную кожю и будеть обновивъши ся, тако же и ты, жидовине, несмысленый, бессловесный, яко змий, пророчьства почитаеши, Бытью время вѣдаеши, обнови свое тѣло и прозри своима очима, сверзи ветшаную одежю, еже есть невѣрьство, и обновися святымъ крещеньемъ и притечи ко Христу и буди единогласникъ с нами. Въспомяни же и тогда сущюю Мариамь, сестру Моисиову и Арону, и како видящи чюдо, славяще Бога, собравъши ликъ женъ. Сама же взя бубенъ, а инѣмъ женамъ повелѣ двѣ мѣдянѣи плесньци взяти, инѣмъ же руками плескати, сама же, наполнивъшися Святаго Духа, начать въспѣвати сице Господа, глаголющи. (...)

Как змея, когда состарится и ослепнут ее глаза и томится голодом сорок дней и сорок ночей, пока не ослабеет сила ее телесная, и тогда вдруг совлечет с себя обветшавшую кожу и обновится, — так и ты, иудей, неразумный и бессловесный, как змея, почитаешь пророчества, время Бытию знаешь — обнови свое тело и раскрой глаза свои, скинь обветшавшую одежду, которая есть неверие, обновись святым крещением, приди к Христу и будешь нам единомышленником. Вспомни же тогда Мариам, сестру Моисея и Аарона, и как, увидевши чудо, прославила она Бога, собрав хор жен. Сама же взяла бубен, а другим женщинам велела взять две медные тарелки, а третьим в ладоши хлопать. Сама же, преисполнившись Святого Духа, начала так воспевать Господа. (...)

Слышалъ ли еси, жидовине, преславнаго чюдеси, како ти сынове издраилеви тогда сущии проидоша посуху посредѣ моря?

Слышал ли ты, иудей, о замечательном чуде, как тогда сыны израилевы прошли посуху посреди моря?

Слышалъ ли еси, жидовине, жесточающа Фараона противу Богу? Вы же по всему уподобистеся Фараону, видяще вся знаменья Божественая, бываема от Христа Сына Божия, ожесточистеся сердцемь, яко и Фараонь невѣрьствомь, на конець глубини морьстии преданъ бысть.

Слышал ли ты, иудей, как Фараон ожесточился против Бога? Вы же во всем уподобились Фараону, видя все Божественные знаменья, которые дает Христос, Сын Божий, и ожесточились сердцем, словно Фараон — неверием, и предан он был глубине морской.

Смотри же, жидовине оканьне, яко ничимже еси лучши Фараона, но якоже онъ за безумье погибе, тако и вы без ума погибосте. (...)

Смотри же, окаянный иудей, что ничем ты не лучше Фараона, но как он из-за безумия своего погиб, так и вы без ума погибли. (...)

По сем же вьздвигоша сынове издраилеви от моря Чермнаго в пустыню нарицаемую Сурь и идоша по пустыни 3 дни и 3 нощи, и не можаху пити воды, горка бо бѣ зѣло, и прозваша имя мѣсту тому «горесть».[28] И възропташа людье на Моисия, глаголюще: «Что пьемъ? Се уже хощемъ измрети мы и скоти наши от воды сея, въ Егуптѣ бѣахуть ны воды сладкы, а в сей пустыни пастися хотять телеса наша и изгорѣвше жажею водною. Нынѣ же покажи намъ воду, да пьемъ!» И велми зазлѣша людие Моисию.

После же поднялись сыны израилевы от моря Красного в пустыню, называемую Сурь, и шли по пустыне три дня и три ночи, но не могли пить воду, потому что была она очень горькой, и прозвали они это место «горечь». И рассердились люди на Моисея, говоря: «Что нам пить? И мы, и скот наш умрем от этой воды, в Египте были воды для нас сладки, а в этой пустыне падут тела наши, сгорев от жажды водной. Покажи нам сейчас воду, которую пить!» И сильно рассердились люди на Моисея.

Возпи же Моисий къ Богу о людехъ тѣхъ, и приде к нему Ангелъ Господень, 3 древа держа в руку своею: певгь,[29] кедръ, купарисъ. И рече Ангелъ Господень к Моисиови: «Си древа сплети аки пленицю во образъ Святыя Троица и всади я в воду Мерьрьскю, да тѣмь осладиши воды Мерьския. Се древо будеть въ древо велико, се древо въ 4 краи Вселеныя разидется. Се древо Съпасение миру, симъ древомъ перваго врага лесть побѣжена будеть». И прочая хотящихъ быти сказа Ангелъ Моисию, по сем же отиде от него.

Взмолился Моисей Богу о людях этих, и явился ему Ангел Господень, держа в руках 3 ветви древесные: певг, кедр и кипарис. И сказал Ангел Господень Моисею: «Соедини эти ветви плетением во знаменье образа Святой Троицы и воткни их в воду Мерры, и этим сделаешь сладкими воды Меррские. Вот эта ветвь превратится в большое дерево, эта ветвь достигнет четырех сторон Вселенной. А это древо — Спасение миру. Этим древом будет побеждено коварство первого врага». И о прочем, чему предстоит быть, сказал Ангел Моисею, и затем ушел от него.

И створи Моисий тако, якоже повелѣ ему Ангелъ Господень. И сплете древо и всади ё во исходище воды при брезѣ. И рече Моисий: «Се древо жизнь будеть всему миру, се древо в велику честь приложится. По лѣтехъ посѣкуть ё. Тогда будеть изволение прити Вышнему. Но по времени, егда изволить плотью явитися всему миру и освящая женьска естьства преступленье, и на се древо руками безаконьныхъ свѣть и истиньныи вознесется. И узрите животь нашь прямо очима вашима. Безаконьнии же ти скоро в пагубѣ обрящются, и възнесному на древо весь миръ поклонится. Якоже се древо ослажаеть воду, тако и распятаго кровь освятить древо се. Якоже бо древо Меры горькия воды ослади, тако и кресть Христовъ горька языцьская невѣрьства ослади. Нынѣ же вы премолкните, ропщющи на мя, симъ древомь вода осладися, вы же убо, приступльше, почерпѣте и напаяитеся и скоты ваша». И во ть час осладишася воды в Меррѣ, и начаша пити вси людие и скоти.

И сделал Моисей так, как велел ему Ангел Господень. Сплел он ветви древесные и воткнул их в источник у берега. И сказал Моисей: «Это древо — жизнь всего мира, это древо большую честь будет иметь. Со временем срубят его. Тогда соблаговолит прийти Всевышний. Но потом, когда захочет во плоти явиться всему миру, освящая преступленье женского естества, то на это древо руками беззаконных вознесется истинный свет. И увидите жизнь нашу своими глазами. А те беззаконники скоро окажутся в погибели, и вознесенному на древо поклонится весь мир. И как это древо ослаждает воду, так и кровь распятого освятит это древо. Ибо как древо осладило горькие воды Мерры, так и крест Христов осладил горечь языческого неверия. А теперь вы, ропщущие на меня, замолчите, этим древом вода осладилась, вы же, подойдя, черпайте и пейте, и поите скот ваш». И в тот же час осладились воды в Мерре, и начали пить ее все люди и скот.

Слышалъ ли еси, жидовине, Фараонова супружнице оканьный, како ти прообразовася Господь в Троици сплетеньемъ древа разнолично? Како ли ти прорече Моисий и воплощение Вышняго, и о распятьи на древѣ, и о мирьстѣмъ спасении?

Слышал ли ты, иудей, приспешник Фараона окаянный, как Господь в Троице прообразовался через сплетение различных древесных ветвей? Как тебе прорек Моисей о воплощении Вышнего, и о распятьи на древе, и о спасении мира?

Отьтолѣ же поять Моисий сыны издраилевы и приведе я въ Елимъ, и ту бѣяху 12 источника воды и 9 вѣтви фуника. Сия источьникъ прообразова Господь 12 апостола верховная, иже предътекоша, яко рѣкы въ весь миръ. Яко источници убо точать струя и аще и тмами народъ черпахут, но не худѣвають, тако и апостоли Господни въ кыйждо языкъ внидоша, тѣхъ языкомъ глаголаша величья Божия. Рече бо Господь Богъ к нимъ: «Се азъ посылаю вы яко овца посредѣ волкъ, вы же не печетеся, како или что гдѣ възглаголете. Духъ бо Святый и научить вы в ть час, еже подобаеть глаголати».

После этого забрал Моисей сынов израилевых и привел их в Элим, и там были двенадцать источников воды и девять побегов фиников. Источниками этими прообразовал Господь двенадцать апостолов верховных, которые разошлись, как реки, по всему миру. Как источники источают струи, которые народ хоть и во множестве черпает, но они не истощаются, так и апостолы Господни к каждому народу приходили и на его языке провозглашали величье Божие. Ибо сказал им Господь Бог: «Вот я посылаю вас, как овец в волчье стадо, вы же не заботитесь, как и что и где сказать. Дух Святой научит Вас тотчас, как подобает говорить».

9 вѣтвий фуника прообразовася 9 апостолъ ученикъ ихъ, якоже бо фуникъ ть възрастенья сладокъ вкусъ подаваеть, тако и апостоли сладкая ученья своя ино язычникомъ истачаху, яже и къ вѣрѣ бо разумнѣ и приведоша своими учении. (...)

Девять побегов финика прообразуют девятерых апостольских учеников, потому что как финик возросший имеет сладкий вкус, так и апостолы проповедуют язычникам сладкое свое учение и к разумной вере приводят своим учением. (...)

Смерть Моисея[30]

О смерти Моисея

По семъ взиде Моисий от Фавора моавля на гору на верхъ Фазга, еже есть прямо Ерихону, и показа ему Господь всю землю Галажю до Дана, и всю землю Ефрѣмлю, и всю землю Манасиину, и всю землю Июдину до моря послѣдняго, и пустыню, и окрѣстная села Ерихона града. И рече Господь к Моисиови: «Си земля, еюже кляхъся отчемъ вашимъ Авраму и Исаку и Иякову, глаголя: “Племени вашему дамъ ю”. И показахъ ю очима твоима, а тамо же да не внидеши».

Потом взошел Моисей от Фавора моавитского на верх горы Фазга, которая против Иерихона, и показал ему Господь всю землю Галаадскую до Дана, и всю землю Ефремову, и всю землю Манассии, и всю землю Иудину до крайнего моря, и пустыню, и окрестные селенья города Иерихона. И сказал Господь Моисею: «Вот земля, которой поклялся отцам Вашим, Аврааму, Исааку, Иакову, говоря: “Вашему потомству дам ее”. И показал я ее глазам твоим, но ты туда не войдешь».

И скончася Моисий рабъ Господень в земли Моавли, близъ дому Фогорова.

И скончался Моисей, раб Господень, в земле Моава, рядом с домом Фагоровым.

Въ скончаньи же его бысть ту архистратигь Михаилъ и началникъ силы Господня. И се и Дьяволъ бестудьный злокозньный обрѣтеся ту. И прящется о Моисиинѣ телеси, яко сътворшю ему, рече, убийство егуптянина, и ина нѣкая льстяшеть на нь, облыгая, рѣци. К немуже отвѣщавъ архистратигь Михаилъ рече: «Запрещаеть ти Господь вселукавый Дьяволе». Не смѣ же убо архистратигь Михаилъ силы Господня суда хульнаго навести на нь, но проповѣдая величьство Божества, рече: «Запрещаеть ти Господь, вселукавый Дьяволе»,[31] и обличая его суровое бестудьство, имже самъ за гордость сверженъ бысть, того ради именемъ Господнимъ архистратигь запрещаеть ему проповѣдати величьство Божества.

При кончине его был тут архистратиг Михаил, архистратиг силы Господней. И вот Дьявол бесстыдный злокозненный оказался тут. И спорил он о теле Моисея, поскольку совершил, дескать, тот убийство египтянина, и некоторые другие обвинения облыжно возводил. Ему же отвечал архистратиг Михаил, и сказал: «Запрещает тебе Господь, вселукавый Дьявол». Ибо не смел Михаил, архистратиг силы Господней, неправедно осудить Моисея, но, проповедуя величие Божества, сказал он: «Запрещает тебе Господь, вселукавый Дьявол», и, обличая его жестокое бесстыдство, за которое тот был свержен, архистратиг именем Господним запрещает ему провозглашать величие Божества.

И абье ищезнул льстець. О семъ бо послушьствова и апостолъ Июда въ I-мь посланьи.[32] Тѣмже и не вѣдаша сынове издраилеви о телеси его, даже и до сего дни.

И тотчас исчез хитрец. Об этом свидетельствовал и апостол Иуда в первом послании. Потому и не знали сыны израилевы о теле (Моисея) даже и до сего дня.

Моисий же бысть лѣть 120, егда скончася, и плакашася его вси сынове издраилеви 30 дний въ Фаворѣ моавли, у Иордана, близь Иерихона.

Моисею было сто двадцать лет, когда он умер, и плакали по нем все сыны израилевы тридцать дней в Фаворе моавитском, у Иордана, близ Иерихона.

[1] ...в лѣт 101... — М. Таубе указывает на искажение в древнерусском тексте. В еврейском тексте читается «130» (число, которое в славянском переводе обозначалось как «РЛ»). По мнению комментатора, переписчик легко мог написать «РА», то есть «101».

[2] ...и рче волхвъ Валаомъ... — Имя волхва указано только в древнерусском тексте, как и имена родителей Моисея, в еврейском его нет.

[3] ...сынове Хамови — потомки одного из трех сыновей Ноя, проклятые Богом за то, что Хам не прикрыл наготы своего отца. Речь идет о вражде проклятого народа к богоизбранному.

[4] ...яко от воды взяхъ его. — Еврейское «Моисей» означает «взятый из воды».

[5] ...и нарче жену свою сестрою, якоже бы погубилъ цьсаря ихъ. — См. Быт. 12, 11—13.

[6] ...такоже жену свою сестрою потвори. — См. Быт. 26, 6—11.

[7] Понорамъ — искаженное еврейское «равнина Арама», обозначающее Сирию или Месопотамию, в древнеславянских текстах «Междорѣчие».

[8] Въ дни же ты бысть сѣца межю синьци и межю сынъми первыми и межи армены. — «Сыны первые» (в других списках «перьскые») в еврейском тексте обозначены как «сыны Востока». Армены — арамеи.

[9] ...и створиша гору велику. — Источник этого эпизода неясен.

[10] ...въ Пармии... — в Паремийнике, так назывался в древнерусской книжности сборник, греческий Профетологий, включавший тексты из Ветхого Завета. Возможно, что в Паремийник входили тексты из еврейской книги Яшар.

[11] ...от дчери хананѣиск. — См. Быт. 24, 3—4.

[12] ...яко продани суть в работу сынамъ Симовьмъ и сынамъ Афетовымъ — См. Быт. 28, 1.

[13] Чифора. — В тексте Септуагинты «Семфора».

[14] ...Аврама от пещи халдѣистѣй... — См. Быт. 15, 17—18.

[15] ...Исака от меча... — См. Быт. 22, 9—12.

[16] ...колиже боряшеся... на перевозѣ... — См. Быт. 32, 22—32.

[17] ...и очютися палица в руку его трестата... — Оставлено без перевода. Греч. «τρεστάτης» означает «невысокий военоначальник на колесницах» (см. Исх. 14, 7; 15, 1). В данном случае это значение не объясняет текст и то, почему в переводе с еврейского появилось греческое слово. Возможно, «трестата» связано со словом «треста», то есть «камыш» (прим. А. А. Алексеева).

[18] ...от правды Саррины, и Ревецины, и Рахилины, и Лиины. — Четыре наиболее знаменитые женщины Ветхого Завета. Сарра (Сара) — жена Авраама. Жизнь Сарры отмечена долгим и терпеливым ожиданием наследника, сына Исаака, которого Бог даровал ей в старости. В христианской традиции имя Сарры символизировало свободу. Ревекка — сестра Лавана и жена Исаака, мать Исава и Иакова. В Кн. Бытие (24) говорится о ее нежной материнской любви к Исааку. Рахиль — младшая дочь Лавана и вторая жена патриарха Иакова, который получил ее в жены после семи лет служения Лавану. Мать Иосифа и Вениамина, символ неутешного горя о погибших детях во времена несчастий и пленения иудеев. Лия — старшая дочь Лавана, сестра Рахили и одна из жен Иакова. Лаван выдал замуж ее обманом, вместо обещанной Иакову Рахили (см. Быт. 24, 18—23). Бог наградил Лию плодовитостью.

[19] Слыши... самъ ногама начнешь ходити на земли — обращение повествователя к иудею. Текст древнерусского перевода прерывается «спором с жидовином» о преимуществах христианской веры.

[20] «Идеже бо хощетъ Богъ, побѣжается естьства чинъ». — Ср. Акафист Богородице.

[21] ...И рече Господь к Моисиеви... на нейже земли самъ хощю обитати. — См. Исх. 6, 1—4.

[22] ...да изнесете съ собою кости моя. — См. Быт. 50, 24—25.

[23] ...кости... — Восстанавливается по смыслу. В отличие от еврейского текста рассказ о поисках Моисеем останков Иосифа в древнерусском переводе более подробный. Его источниками могли быть различные иудейские легенды.

[24] ...В рѣцѣ суть кости Иосифови, въ Воилдаи». — В других списках встречается название «Волъ», или «Воил», обозначение Нила.

[25] ...яже точить млеко и мед». — Ср. Исх. 3, 8.

[26] ...и облаку сущю то и в покровъ его. — Ср. Пс. 104, 39.

[27] ...и бысть тамо царемъ 9 лѣтъ. — В еврейском тексте «500 лет». По мнению М. Таубе, замена произошла оттого, что древнерусский переписчик смешал буквы «Ф» (500) и «Θ» (9).

[28] ...и прозваша имя мѣсту тому «горесть». — См. Исх. 15, 23. «Мерра» означает «горечь», «горесть».

[29] Певгъ — разновидность хвойного дерева.

[30] Смерть Моисея. — Рассказ о споре архангела Михаила с Сатаной о теле Моисея отсутствует в еврейском тексте «Жития», но хорошо известен по другим иудейским и христианским источникам. Русские рукописи представляют две — краткую и подробную — версии этого рассказа. Более подробная читается в Исторической Палее.

[31] К немуже ... архистратигъ Михаилъ... вселукавый Дьяволе... — См. Иуд. 1, 9.

[32] ...апостолъ Июда в Ι-мь посланьи. — В рукописи: «35-мь». Соборное послание Иуды содержит одну главу из 25 стихов. Правильно: Иуд. 1, 9.

Источник: 

Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ; Под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, Н. В. Понырко. – СПб.: Наука, 1999. – Т. 3: XI–XII века. – 413 с. http://www.pushkinskijdom.ru/