Интервью В.В. Наумкина "Голосу России", 15.01.2011

Ключевые слова: 

Виталий Наумкин: "В Тунисе мы имеем дело с цветной революцией"

Какие политические уроки необходимо вынести из ситуации в Тунисе, страны, сорвавшейся в омут гражданского хаоса и насилия, размышляет директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин
Беспорядки в Тунисе стали самыми масштабными в этой стране за последние двадцать лет. По разным данным уже погибли от 25 до 70 человек.
С окончанием действия комендантского часа стали видны масштабы разрушений, которым минувшей ночью подверглась столица Туниса. Полностью сожжен главный железнодорожный вокзал, на его месте остались дымящиеся руины. Разграблены магазины, кафе, крупные торговые центры, частные дома богатых граждан.
Полиция пытается остановить массовое мародерство. Однако сил у полицейских явно недостаточно. Ответственность за насилие люди возлагают на уголовников, которые сбежали из тюрем в ходе продолжающегося почти месяц насилия, и на полицию, в которой видят приспешников режима сбежавшего президента Бен Али.
Президент Туниса Бен Али, бессменно правивший страной без малого четверть века, а также его семья, тайно покинули Тунис. Сейчас они находятся в Саудовской Аравии. Власть в Тунисе временно перешла в руки премьер-министра Моххамеда Ганнуши. Он уже пообещал прекратить беспорядки, а также провести новые, честные выборы.
Акции протеста начались в Тунисе в середине декабря. Из-за массовых волнений 14 января власти объявили чрезвычайное положение. Жители страны выступали против высоких цен, коррупции, безработицы, цензуры, а также выражали мнение, что президент Туниса Бен Али засиделся в своем кресле.
О том, как в спокойном Тунисе мог вспыхнуть очаг кровопролития, а также о политических перспективах развития ситуации в стране рассказал "Голосу России" директор Института востоковедения РАН, исламовед Виталий Вячеславович Наумкин.
- Удастся ли восстановить нормальную обстановку в стране, уладить все политические баталии премьеру Мухаммеду Ганнуши? Известно, что он тоже старожил в политике Туниса. Он находится у власти с 1999 года. И вроде бы население ему тоже не очень-то доверяет. Сможет он взять под контроль ситуацию в стране?

- На самом деле этого сегодня никто не знает: ни Ганнуши, ни армия, ни те, кто сегодня бунтует против правительства и этой власти. Совершенно очевидно, что мы имеем дело с очередной цветной революцией. Теперь уже в Северной Африке. И что это, видимо, революция снизу. Хотя, на самом деле, мы не знаем, были ли у нее организаторы. И если эти организаторы есть, то кто они?
Есть немало организаций левого толка в профсоюзном движении и других секторах, которые могут быть причастны к организации этого движения. Это, по-моему, не просто спонтанные выступления, грабежи и погромы, о которых пишут. Хотя здесь это безусловно, мощный элемент недовольства, особенно молодежи.
И мы не знаем, есть ли какое-то влияние исламистов. Потому что есть исламистские организации, которые, безусловно, на последующих этапах будут бороться за власть, будь-то выборы или какая-то иная система. Потому что это иная система передачи власти, и нельзя исключать ни военный переворот, ни выборы с непредсказуемыми результатами и, возможно, с очень острой политической борьбой.
Понятно, что режим не справился с ситуацией в стране, которая долгое время в общем-то считалась спокойной, хотя не принадлежала к числу самых богатых. Страной, которая, как и многие другие, поражена коррупцией, поражена социальными проблемами. Но и в других странах есть такие же проблемы, и во многих гораздо хуже. Но, тем не менее, этого не произошло.
Предсказывать сегодня что-либо достаточно трудно, но говорить о том, что стабилизация наступит быстро, не приходится.

- Можно ли предположить, что то, что происходит сейчас в Тунисе, это какое-то влияние извне?

- Нет, я так не думаю. Цветная революция – это не обязательно влияние извне. И то, что произошло в некоторых других странах, не обязательно инспирируется извне. Потому что, если посмотреть кому это выгодно, то, в общем, это никому невыгодно – ни арабским странам, ни Западу, ни Европе, которая в лице Евросоюза поддерживает очень хорошие отношения с Тунисом,.
Это всегда была достаточно спокойная страна с туризмом. Зона, которая входила в систему средиземноморского сотрудничества с Евросоюзом. Нет таких игроков, которым было бы выгодно дестабилизировать ситуацию. Поэтому, совершенно очевидно, что это внутреннее дело. И это урок для многих других режимов, которые страдают от тех же самых проблем.

- Насколько развиты отношения между Россией и Тунисом? События, происходящие в Тунисе, могут как-то отразиться на наших взаимоотношениях?

- Мне кажется, что сейчас об этом пока говорить трудно. И прямого какого-то влияния это на нас не окажет. Я думаю, что это несколько снизит поток желающих поехать туда отдыхать, до тех пор, пока ситуация окончательно не стабилизируется. А говорить о каких-то политических или иных последствиях, по-моему, трудно.

http://rus.ruvr.ru/2011/01/15/39860677.html

Источник: