Социальные характеристики Санкт-Петербурга и Шанхая в начале XXI века (М.: Институт социологии РАН, 2010. – 120 с.)

Авторский коллектив

Член-корреспондент РАН, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники М.К. Горшков (общая редакция, руководитель проекта), Барсамова А.А. (раздел 7), кандидат социологических наук Данилова Е.Н. (введение, раздел 7, заключение), кандидат экономических наук Дудченко О.Н. (раздел 5), Епихина Ю.Б. (раздел 3), кандидат философских наук Климова С.Г. (раздел 4), Мытиль А.В. (раздел 5), доктор социологических наук Черныш М.Ф. (разделы 1–2), кандидат социологических наук Щербакова И.В. (раздел 6).

Введение

В настоящем бюллетене представлены результаты сравнительного исследования населения крупных городов России и Китая (Санкт-Петербург и Шанхай). Проведенное исследование позволяет выявить сходства и различия в социальной структуре, системе социального расслоения двух городов, возможностях и условиях социальной мобильности, а также сравнить отношение граждан к социальным последствиям различных по скорости и воплощению проводимых реформ, их ценностные предпочтения. Исследование проведено Институтом социологии РАН и Институтом социологии Шанхайской академии социальных наук по единой методике и базировалось на репрезентативных случайных выборках населения двух городов (в Санкт-Петербурге размер выборки составлял 1300 человек, в Шанхае – 1600). Опросы населения в двух городах проводились в период июль – сентябрь 2008 г., до начала финансового кризиса, что позволяет говорить о корректности сопоставления сравнительных данных.

Выбор городов был продиктован несколькими важными соображениями. Во-первых, как Санкт-Петербург, так и Шанхай – это два так называемых «вторых» по размерам и уровню развития города двух реформируемых стран – России и Китая. Во-вторых, как Санкт-Петербург, так и Шанхай являются городами, имеющими выраженную культурную специфику, с выраженным европейским влиянием. Санкт-Петербург, несмотря на все утраты советской и рыночной эпохи, по-прежнему является одним из ключевых российских образовательных и культурных центров. Шанхай, также как и Санкт-Петербург, – это город с особой историей, бережно сохраняющей память о тех ее этапах, когда именно в этом городе смыкались и обогащали друг друга китайская и европейская культуры. В-третьих, как Санкт-Петербург, так и Шанхай оказались по мере реализации реформ важными центрами влияния, определяющими направления и темпы экономических и социальных трансформаций.

Оба сравниваемых города имеют длинную, многовековую историю, которая была и остается по сей день важным фактором организации социальной жизни. Санкт-Петербург создавался как окно России в Европу, как центр духовной жизни и административный центр воссоединяющегося с Европой российского государства. После октябрьской революции столица переместилась в Москву, а Санкт-Петербургу была уготована судьба исторического и промышленного центра страны. Планы социалистического строительства предполагали строительство и модернизацию в Санкт-Петербурге, тогда Ленинграде, большого числа промышленных предприятий, умножение в городе – «колыбели» революции рядов рабочего класса. Схожие линии развития прослеживаются в судьбе Шанхая. В XIX – начале XX века Шанхай стал для Китая вратами во внешний мир, территорией, на которой осуществлялись контакты, торговые и политические, с другими странами. В городе возникли целые кварталы для проживания иностранцев, построенные по европейским образцам, сложились диаспоры выходцев из других стран, находивших в городе убежище и работу. После войны Шанхай, как и другие города Китая, должен был, согласно планам социалистической модернизации, превратиться из торгового города в центр промышленного производства. В нем начали строиться промышленные предприятия, располагавшиеся, как в Санкт-Петербурге, ближе к окраинам, вдали от
исторического центра.

Анализируя ситуацию в двух городах, необходимо принимать во внимание важные различия между ними. Во-первых, Санкт-Петербург меньше Шанхая: Шанхай, в котором проживает около 19 миллионов человек, – это крупнейший мировой мегаполис, Санкт- Петербург – это также мегаполис, но его население примерно в 4 раза меньше. Во-вторых, Санкт-Петербург является не только культурным, но и промышленным центром: в нем структура населения в значительной степени определяется его промышленным профилем. Шанхай в меньшей степени город промышленных производств и в большей степени город, осуществляющий функцию координации и управления промышленным производством и торговлей. Это – один из крупнейших в Азии финансовых центров: здесь работает одна из самых влиятельных фондовых бирж, держат свои штаб-квартиры и представительства крупнейшие китайские и зарубежные банки. В-третьих, Санкт-Петербург имеет меньше оснований, чем Шанхай, считаться городом мигрантов. В Шанхай в поисках работы и лучшей жизни прибывали и продолжают прибывать миллионы выходцев из сельских районов Китая и малых городов. Городское правительство вынуждено регламентировать миграционные процессы, вследствие этого далеко не все из тех, кто приезжает в город, получают в нем прописку и право постоянного проживания. Неизбежные ограничения расслаивают общество, обостряют проблему неравенства: приехавшие в город мигранты могут годами проживать в нем без надежды получить постоянную работу. Ограничения, с которыми сталкиваются мигранты, порождают ответную реакцию в форме предельной мобилизации: мигранты с дипломом о высшем или среднем техническом образовании оказываются более успешными, чем коренные жители, в реализации надежд на быструю карьеру или более высокие стандарты жизни.

Выборка в двух городах была построена на основе отбора домохозяйств, который проводился в несколько этапов. В каждом из районов города Санкт-Петербурга сначала случайным образом определялись улицы, а потом интервьюер выбирал домохозяйства случайным маршрутным методом, придерживаясь определенного интервала («шага»), в Шанхае в каждом из 9 отобранных центральных районов выбирались сначала кварталы, потом комитеты жителей, в которых предполагалось проведение опроса. И в Санкт-Петербурге и в Шанхае отбор респондента в домохозяйстве производился из числа постоянных жителей города в возрасте от 18 до 70 лет. Под постоянным проживанием понималось не только наличие прописки, но и длительное (не менее 1 одного года в Санкт-Петербурге и не менее 6 месяцев в Шанхае) пребывание в городе. Иначе говоря, потенциальный участник исследования может иметь прописку в любом другом месте в стране, но проживает в выбранных городах по определенному адресу не менее указанного времени. Непосредственный отбор респондента в домохозяйстве (в каждом домохозяйстве интервьюер мог провести только одно интервью) осуществлялся по дню рождения: к участию в исследовании приглашался тот член домохозяйства, день рождения которого был ближайшим к дате проведения опроса. В Шанхае – отбор респондента в домохозяйстве проводился по методу «Kish selection table». Точность выборки в Санкт-Петербурге составляет 4,1% при распределении с 95-процентным интервалом доверия, в Шанхае – 3,4%.

1. Социально-классовая структура двух городов

Переход к рыночной экономике стал новым этапом преобразования двух городов. «Шоковая терапия», примененная к монополизированной, ориентированной на оборону экономике Санкт-Петербурга, вызвала резкий спад промышленного производства. В какой-то момент казалось, что город вернулся в послереволюционную эпоху. Большая часть его предприятий либо вовсе остановилась, либо работала «вполоборота», значительная часть населения оказалась в рядах безработных. Вынужденно высвободившееся трудоспособное население перемещалось в те области экономики, которые именно в этот период оказались в фазе подъема – торговлю и сферу услуг. В Шанхае реформы проводились иначе, чем в Санкт-Петербурге: китайский план реформ не предполагал «шоковых» способов воздействия на экономику. Предприятия, доставшиеся городу в наследство от дореформенной эпохи, продолжали работать, государство делало все возможное, чтобы сохранить рабочие места для рабочих, не допустить высокого уровня безработицы. Но бурное развитие экономики Шанхая происходило на новом этапе развития не столько благодаря модернизации промышленности, сколько благодаря тому, что город снова обрел статус «ворот» во внешний мир, вернул себе торговые и административные функции. На сегодняшний день в городе держат свои штаб-квартиры крупные бизнес-структуры Китая и международных компаний, крупнейшие банки. Одновременно развивается малый и средний бизнес, первый вынужденно, в ответ на приток мигрантов из сельской местности. Административные ограничения и возможности рынка не позволяют мигрантам немедленно получать стабильную работу на шанхайских предприятиях. Включенность в малый бизнес позволяет им находить средства к существованию на этапе адаптации к жизни в большом городе. Несмотря на то, что власти Шанхая делают все возможное, чтобы сдерживать поток приезжих, значительное число выходцев из деревень преодолевают административные барьеры и оседают в городе, повышая нагрузку на его инфраструктуру и систему социальной поддержки.

Структурные характеристики населения

Новейшая история двух городов легко прочитывается в потоках мобильности и структурных характеристиках населения каждого из них1.

В Санкт-Петербурге больше, чем в Шанхае доля управленцев и существенно больше доля специалистов и квалифицированных рабочих. В Шанхае больше доля предпринимателей, а также тех, кто занимается рутинным неручным трудом – клерков, рядовых госслужащих, техников, лаборантов. В структуре населения Шанхая заметно больше, чем в Санкт-Петербурге, доля неквалифицированных рабочих. Анализируя структуры населения двух городов, необходимо принимать во внимание их разные размеры. В Санкт-Петербурге проживают сегодня примерно 4,5 миллиона человек, в Шанхае – около 19 миллионов. Это означает, что в абсолютных цифрах каждая из упомянутых групп в Шанхае более многочисленна, чем в Санкт-Петербурге. Если численность группы квалифицированных рабочих равна в Санкт-Петербурге 0,98 миллиона, то в Шанхае она составляет примерно 2 миллиона человек. По численности населения Шанхай вполне сопоставим с одной из восточноевропейских стран, такой, например, как Польша. Подобный уровень концентрации человеческих ресурсов создает условия для его ускоренного развития, с одной стороны, а с другой – является источником многих проблем, включая и такую, как неизбежное в подобных случаях расслоение – на коренных шанхайцев и мигрантов, на тех, кто обладает высоким культурным капиталом, и тех, кто рассчитывает только на собственные физические возможности.

Рассмотрим более подробно внутреннюю структуру каждой из названных групп, представленных в двух городах.

Управленцы. Как показало исследование, в обоих городах управленцы являются весомой группой. В Санкт-Петербурге ее доля в населении примерно в полтора раза больше, чем в Шанхае. Чуть более 1% руководителей занято на высших позициях в государственных или муниципальных органах, 13,9% работают в различных государственных организациях – институтах, школах, больницах, 12,7% – на российских акционерных предприятиях. Более половины управленцев города заняты на российских частных предприятиях, под которым понимается предприятие, принадлежащее одному или нескольким частным лицам. Еще 15,2% работают на индивидуальных частных предприятиях, то есть предприятиях, принадлежащих одному владельцу. Доля управленцев, обслуживающих иностранные или смешанные предприятия, невелика: в сумме она составляет 3,8%.

В Шанхае доля высших руководителей в структуре группы также мала (1,5%), 10,8% заняты на предприятиях, которые китайская сторона определяет как «непроизводственные единицы, финансируемые из бюджета». По сути это те же предприятия социальной сферы – школы, больницы, высшие учебные заведения. Примерно четверть управленцев Шанхая заняты на предприятиях, которые охарактеризованы китайскими коллегами как «китайские акционерные общества». Под этот «зонтик» попадают, прежде всего, фабрики и заводы, а также предприятия сферы обслуживания, которые по-прежнему находятся либо в полной собственности государства, либо принадлежат ему частично. Почти равна ей по размерам доля управленцев, занятых на иностранных или совместных предприятиях. На частных китайских предприятиях работает примерно треть изучаемой группы (32,3%). По 3,1% заняты в общественных организациях и так называемых «единицах коллективной собственности». Общественные организации представлены в совокупности не только КПК, но и создаваемыми при ее содействии другими общественными структурами – профсоюзными организациями и организациями местного самоуправления. По многим параметрам группы управленцев в Санкт-Петербурге и Шанхае похожи: схожи доли занятых в организациях государственного сектора, а также доли руководителей, относящихся к высшему элитному звену государственного и муниципального управления. Существенные различия наблюдаются там, где определяются отношения собственности. В Санкт-Петербурге секторальная идентификация управленца более четко маркирована по линии «государственное» или «частное предприятие». Реалии современного Китая таковы, что значительная часть предприятий функционирует как частные, но при этом либо полностью или частично принадлежат государству, либо находятся под пристальным его вниманием. При этом китайское государство, устанавливая правила игры, старается не переходить границу, за которой контроль становится настолько плотным, что подавляет способность предприятия развиваться. Управленцы или крупные предприниматели приветствуются в рядах КПК, в которой они получают возможность влиять на политические решения, но и сами должны отвечать за достигнутые успехи2.

Важное различие между двумя группами управленцев связано с разной степенью присутствия в городах зарубежных и совместных предприятий. В Санкт-Петербурге доля управленцев, работающих в зарубежных компаниях, исчисляется всего лишь несколькими процентами, в Шанхае – на этих предприятиях занята почти треть всей группы. Речь идет не только о производящих, промышленных компаниях, но и предприятиях кредитно-финансовой сферы, а также предприятиях, занятых производством услуг. Шанхай, в отличие от Санкт-Петербурга, получил импульс к развитию, благодаря массивным зарубежным инвестициям. Санкт-Петербург, несмотря на мощный промышленный потенциал, не смог стать столь же привлекательным для зарубежных инвесторов. Причины подобных различий широко обсуждались в экономическом сообществе. Очевидно, что главные факторы, привлекающие иностранных инвесторов в Китай, – это стабильность режима, а также изобилие и дешевизна рабочей силы.

Мастера и бригадиры (супервайзеры). Как показало исследование, как в Санкт- Петербурге, так и Шанхае доля этой группы невелика. В Санкт-Петербурге руководитель цехового уровня в среднем старше своего китайского коллеги (42 и 32 года соответственно). Его заработок примерно в два раза больше, чем у «супервайзера», занятого на китайском предприятии (1003 и 455 долларов соответственно). Различия обусловлены состоянием рынка труда в двух городах. В начале 90-х годов квалифицированные мастера на предприятиях Санкт-Петербурга остались практически без работы и достаточной оплаты. В отличие от многих других работников, державшихся за работу на предприятии до последнего момента, мастера уходили в другие сектора экономики, находили рабочие места, не связанные напрямую с производством. В результате в этой части управленческой иерархии предприятий города образовалась лакуна, заполнить которую оказалось нелегко. Рынок труда отреагировал на дефицит работников данной квалификации более высокой оплатой труда. В Шанхае несмотря на реформы работа предприятий не прерывалась, равно как не имел очевидных провалов процесс подготовки рабочих кадров. Преимущество Шанхая еще и в том, что его рынок труда легко может призвать на соответствующие должности выходцев из других регионов страны. Китайские работники, включая работников высокой квалификации, отличаются высокой степенью готовности к миграции. Отъезд в Шанхай рассматривается в большинстве случаев как благо, как вертикальная мобильность, открывающая дополнительные жизненные возможности.

Предприниматели. Под частными предпринимателями в Санкт-Петербурге и Шанхае понимались люди, имеющие свое дело, занятые той работой, которую придумали для себя сами. Речь не идет о крупных бизнесменах, которые также нередко именуются предпринимателями. К изучаемой группе, как правило, принадлежат либо те, кто занят индивидуальным бизнесом, либо те, кто все-таки владеет и управляет небольшой частной структурой, занятой производством товаров или услуг. В современной социологии предпринимателей принято относить к так называемому «старому» среднему классу. «Старым» он именуется потому, что существует гораздо дольше «нового», состоящего главным образом из управленцев и специалистов. Разумеется, далеко не всех частных предпринимателей можно зачислить в средний класс. Принадлежность к среднему классу предполагает относительно высокие доходы, позволяющие в полной мере пользоваться достижениями современной цивилизации. Результаты исследования говорят о том, что в этом плане группа далеко не однородна. В ней присутствуют как вполне благополучные слои, так и слои, имеющие невысокие стандарты жизни, как те, кого можно считать добившимся успеха, так и те, кто рассматривает свою нынешнюю социальную позицию как шаг вниз по социальной лестнице.

Предприниматели Москвы и Санкт-Петербурга существенно различаются уровнем дохода. В Санкт-Петербурге средний доход предпринимателя равен 2064 долларам при стандартном отклонении от средней, равной 1249 долларам. Это существенно больше средних доходов взрослого населения, равных в пересчете на доллары 753. В Шанхае ситуация складывается с точностью наоборот: средние доходы предпринимателей равны 203 долларам при стандартном отклонении, равном 159. В Шанхае заработки, которые можно рассматривать как высокие для данной группы, находятся на уровне, едва превосходящем средние показатели по населению в целом (266 долларов). Различия между петербургскими и шанхайскими предпринимателями оттеняются тем фактом, что первые работают меньше вторых: российские предприниматели работают в среднем 53 часа в неделю, китайские – 56.

Среди российских предпринимателей больше тех, кто использует труд рабочих, в среднем предприятия российских предпринимателей крупнее.

Как следует из данных, представленных на Рис. 2, российские предприниматели в большинстве своем нанимают более трех работников, в рядах китайских предпринимателей таковых всего четверть от общего числа.

Результаты исследования дают основания считать, что Санкт-Петербург и Шанхай заметно отличаются друг от друга подходами к предпринимательству и условиями его существования. В Санкт-Петербурге в группе предпринимателей находятся, как правило, те, кто прошел жесткий отбор на выживание в неблагоприятной институциональной среде. Если крупная компания имеет в своем распоряжении немалые ресурсы воздействия на государственные контролирующие органы, малые предприниматели находятся в полной зависимости от них. Уровень коррупции в государственных и муниципальных органах, осуществляющих надзор над предпринимателями, ничуть не меньше, а возможно, и больше, чем в Китае. Подобное сочетание факторов приводит к тому, что предприятия, не имеющие возможности откупаться от «наездов» властей, вынуждены балансировать на грани закрытия.

Неустойчивость, порождаемая институциональным прессингом, усугубляется нестабильной макроэкономической ситуацией – высокой инфляцией, высокими кредитными ставками, ограничениями на импортно-экспортные операции. Не удивительно поэтому, что класс предпринимателей в Санкт-Петербурге так мал, что в него входит чуть больше 2% населения.

В Шанхае легче, чем в Санкт-Петербурге, стать частным предпринимателем и легче выживать в этом качестве, но при этом принадлежность к группе не ведет автоматически к высоким стандартам жизни. Напротив, как уже говорилось выше, доходы предпринимателей ничуть не выше, чем зарплата наемных работников, занятых на крупных частных предприятиях. Здесь предпринимательство рассматривается как один из способов социальной и экономической адаптации, помогающий снизить уровень безработицы. Половина группы – это выходцы из других городов или деревень, во второй половине большинство представляют периферию города, которая официально маркируется как «его сельские районы». Тот факт, что приезжие или безработные могут без особых затруднений начать свой бизнес, способствует их экономической адаптации, помогает снизить давление на рынок труда.

Специалисты. Специалисты – одна из наиболее многочисленных групп, присутствующих в социальной структуре двух городов. В Санкт-Петербурге ее доля равна примерно трети всего населения, в Шанхае – примерно одной пятой. Если брать абсолютные цифры, то по числу специалистов Шанхай превосходит Санкт-Петербург: в Санкт-Петербурге численность специалистов будет равна 740 тысячам, в Шанхае – это почти 2,2 миллиона человек. В Санкт-Петербурге 12,8% специалистов заняты в органах управления, еще 34,2% работают в различных государственных учреждениях. Чуть более четверти опрошенных заняты на частных российских предприятиях, 8,3% работают в акционерных компаниях и 7,5% – в индивидуальных частных структурах. В зарубежных компаниях занято 4,5%, еще 2,6% работают на совместных предприятиях. В Шанхае в органах государственного управления занято примерно 0,5% всей группы, 13,6% работают в государственных учреждениях, 33,3% – на китайских акционерных предприятиях, 26,3% – в частных, индивидуальных компаниях. Около 16,7% работают в иностранных компаниях или совместных предприятиях.

Если в Санкт-Петербурге специалисты работают в основном на постоянной основе, в Шанхае основной формой занятости для них является контракт. На первый взгляд может показаться, что специалисты в Санкт-Петербурге защищены лучше, чем специалисты в Шанхае. В реальности же постоянная форма занятости отнюдь не гарантирует специалисту рабочего места. В отсутствие контракта, предусматривающего условия найма и увольнения, работодатель получает свободу рук и может уволить работника без существенных для себя издержек. В Шанхае контракт определяет условия, в которых находится работник, а также обязанности работодателя в случае увольнения. Контракт обеспечивает высокую мобильность квалифицированных работников, направляет потоки мобильности в те отрасли, которые испытывают в них наибольшую потребность. Для развития рынков, включая рынок труда, контрактные формы занятости предпочтительнее, чем занятость, не имеющая временных ограничений. Успешное развитие контрактных отношений в значительной степени зависит от степени развития системы социальной поддержки работников, от институтов рынка труда, помогающих найти новую работу. В обоих городах эти институты далеки от совершенства, о чем более подробно будет сказано ниже.

Как и следовало ожидать, уровень доходов в группе специалистов в обоих городах выше, чем в среднем по населению. Следует, однако, признать, что в данном случае средняя величина – не вполне адекватная характеристика благополучия: доходы специалистов существенно разнятся в зависимости от сектора экономики, отрасли и позиций в иерархии управления. В российском городе наиболее высокие доходы получают сотрудники иностранных фирм (1117 долларов), совместных компаний (1094 доллара) и частных индивидуальных предприятий (949 долларов). Наиболее низкие доходы получают специалисты, занятые в государственном секторе: их зарплата в среднем на 22% ниже уровня по группе в целом (704 доллара). В Шанхае, как и Санкт- Петербурге, пиковые доходы получают специалисты, работающие на иностранные компании (536 долларов США в месяц). В этой подгруппе наблюдается наибольшая величина стандартного отклонения, свидетельствующая о широком диапазоне, в котором находятся зарабатные платы данной категории работников (525 долларов США). На втором месте – руководители, занятые в государственном и партийном управлении (452 доллара при стандартном отклонении, равном 226) Уровень зарплат на совместных предприятиях несколько ниже (449 долларов США в месяц), при этом уровень стандартного отклонения, характеризующий доходы данной подгруппы, несколько выше (374 доллара ). Оплата труда на китайских акционерных предприятиях еще ниже – примерно 341 доллар в месяц при стандартном отклонении, равном 230 долларам. Наименьшие доходы в Шанхае имеют специалисты, занятые в общественных некоммерческих организациях (168 долларов) и «единицах коллективной собственности» (213 долларов США в месяц). Заработная плата специалистов, работающих в государственном секторе, невелика (284 доллара в месяц при стандартном отклонении, равном 192 долларам). Резюмируя, следует подчеркнуть, что в обоих городах специалисты – это гетерогенная группа, дифференцированная по целому ряду признаков, таких, как уровень благополучия, степень устойчивости рабочего места, уровень включенности в процессы управления. В Санкт-Петеребурге, как и Шанхае, наиболее благополучной с точки зрения оплаты труда является подгруппа специалистов, обслуживающая зарубежные компании, но по сумме характеристик, включащих в себя устойчивость рабочего места, в наиболее выгодном положении находятся специалисты, обслуживающие процесс управления, занятые в государственных или муниципальных органах.

Квалифицированные рабочие. В Санкт-Петербурге квалифицированные рабочие заняты главным образом на трех типах предприятий – государственных организациях (21,1%), частных российских предприятиях (35,2%) и индивидуальных частных предприятиях (15,9%). В Шанхае квалифицированных рабочих чаще всего можно встретить на китайских акционерных предприятиях (31,3%), частных китайских предприятиях (21,0%) и в непроизводственных бюджетных единицах (11,1%). Среди шанхайских реалий производственной жизни есть и такая, как единоличное хозяйство (8,3%), под которым чаще всего подразумевается семейное производство.

В Санкт-Петербурге заработные платы рабочих в большинстве случаев выше зарплат специалистов. Так, рабочий, занятый на иностранном предприятии, получает в среднем 1117 долларов в месяц, столько же, сколько специалист. Стандартное отклонение, характеризующее диапазон, в котором колеблется уровень зарплат в этой подгруппе, равен 620 долларам. Зарплаты, которые получают квалифицированые рабочие, занятые на совместных, акционерных или частных преприятиях, ненамного меньше (1094, 905 и 976 долларов соответственно). Наиболее низкие зарплаты получают рабочие, занятые на государственных предприятиях, но и здесь уровень зарплат квалифицированных рабочих не меньше, чем заработки специалистов (704 доллара в месяц при стандартном отклонении, равном 356 долларам).

В Шанхае уровень оплаты труда рабочих в среднем в два раза ниже, чем в Санкт- Петербурге. Так, квалифицированные рабочие, занятые на иностранных предприятиях, получают в среднем 537 долларов в месяц. Стандартное отклонение (525 долларов) свидетельствует о том, что доходы данной подгруппы колеблются в широких пределах. На втором месте по уровню оплаты труда рабочих находятся частные китайские предприятия: здесь квалифицированные рабочие получают в среднем 485 доллара. И в этой подгруппе разброс заработных плат велик, его «стандартный» разброс равен 392 долларам. Наиболее низкие заработные платы получают бюджетники (284 доллара в месясц) и сотрудники общественных некоммерческих организаций (168 долларов в месяц).

Резюмируя, следует подчеркнуть, что в Санкт-Петербурге диапазон заработных плат в подгруппе квалифицированных рабочих не только широк, как в Шанхае. Рабочий в Санкт-Петербурге защищен не столько законодательством, сколько самой ситуацией, сложившейся на рынке труда. Кризис производственной сферы в начале 90-х заставил многих рабочих искать новое приложение своим силам. Отсутствие спроса на рабочих высокой квалификации привело к тому, что на протяжении почти целого десятилетия группа не имела полноценного пополнения. Как только экономический рост возобновился, предприятия Санкт-Петербурга стали нуждаться в рабочих и готовы были платить высокие заработные платы для того, чтобы удержать их на рабочих местах. Напряжение рынка труда, вызванное дефицитом квалифицированной рабочей силы, с одной стороны, и кризисным состоянием системы подготовки кадров, с другой, имело следствием увеличение уровня оплаты труда. В Шанхае квалифицированный рабочий при удачном стечении обстоятельств может найти работу, даже более высокую, чем зарплата специалиста в государственном секторе. Для этого нужно либо устроиться на предприятие, принадлежащее иностранной компании, либо найти работу на высокотехнологичном китайском предприятии. Подобные амбиции сдерживаются более острой, чем в Санкт- Петербурге, конкуренцией за рабочие места, вытекающей из относительно высокого уровня безработицы. В случае, если предприятие нуждается в рабочей силе, оно вполне может найти необходимые кадры не только в самом Шанхае, но и за его пределами, в других городах Китая. Зарплаты не столь высоки еще и потому, что в стране пока отсутствуют свободные профсоюзные организации, готовые бороться за права рабочих. Справедливости ради следует подчеркнуть, что появление подобных организаций уже не за горами. В том, чтобы профсооюзы действовали в интересах рабочих, заинтересованы не только рабочие, но и руководство страны, рассматривающее создание профсоюзов как один из элементов стратегии социального «разворота». Опыт Китая показывает, что появление эффективных профсоюзов – это закономерный этап промышленной и социальной модернизации. Только с их повялением экономическая система начинает работать в «автоматическом» режиме, снимая с властей обязанность вмешиваться в локальные производственные конфликты.

Неквалифицированные рабочие. Неквалифицированных рабочих следует признать самой «рыночной» из всех изучаемых групп. В Санкт-Петербурге подавляющее большинство неквалифицированных рабочих заняты в частном секторе экономики – на частных российских предприятиях или на предприятиях, находящшихся в собственности индивидуальных владельцев (41,3% и 27,7% соответственно). Чуть более одной десятой изучаемой группы заняты в государственных структурах (12,3%) и еще 6,5% работают на акционерных предприятиях. В Шанхае 37,9% группы заняты на китайских акционерных предприятиях, 23,9% – на частных китайских предприятиях и 14,8% – в организациях бюджетной сферы. В отличие от неквалифицированных рабочих Санкт-Петербурга, шанхайские рабочие чаще находят работу на иностранных предприятиях или в совместных компаниях (3,2% – Санкт-Петербург, 12,5% – Шанхай). В Санкт-Петербурге неквалифицированный рабочий зарабатывает в среднем 709 долларов в месяц, что даже несколько больше зарплаты специалиста-бюджетника. Уровень зарплат в данной группе колеблется в широких пределах. На частных российских предприятиях и в компаниях, принадлежащих индивидуальным владельцам, зарплата неквалифицированных рабочих особенно высока – 774 и 693 доллара в месяц соответственно. Несколько меньше она у тех представителей группы, кто занят в государственных органах управления – 689 долларов. Наиболее низкие значения оплаты труда наблюдаются в бюджетных организациях (526 долларов) и в российских акционерных компаниях, созданных, надо полагать, с участием государства (611 долларов). Обращает на себя внимание тот факт, что уровень дифференциации заработных плат, выраженных стандартным отклонением, во всех подгруппах, выделяемых по типу собственности, невысок.

В Шанхае заработная плата неквалифицированных рабочих в среднем в полтора раза ниже заработной платы квалифицированных (296 долларов в месяц). Наиболее высокие зарплаты получают рабочие совместных предприятий (544 долларов) и рабочие, занятые в органах государственного управления (531 доллар). Чуть выше среднего уровня находятся заработки неквалифицированных рабочих на иностранных предприятиях (325 долларов). Средний уровень оплаты неквалифицированного труда соответствует уровню зарплат на частных китайских предприятиях (305 долларов). Более низкие, чем в среднем, зарплаты получают неквалифицированные рабочие китайских акционерных предприятий (275 долларов). Наиболее низкие зарплаты характерны для «единиц коллективной собственности» (210 долларов), единоличных хозяйств (195 долларов) и общественных некоммерческих организаций (167 долларов).

Анализ полученных данных позволяет сделать следующие выводы:

1. В каждой из выделенных групп наблюдается разнообразие классовых ситуаций: специалист, к примеру, может быть вполне благополучным, если он работает в иностранной компании, и бедствовать, если он занят в бюджетной организации. Различия велики, но не настолько, чтобы полностью стереть различия между изучаемыми группами. Неквалифицированный рабочий может зарабатывать столько же, сколько специалист, но лишь в том случае, если рабочему улыбнулась удача, если он занят, к примеру, в иностранной компании, а специалист, напротив, оказался в группе, наименее благополучной во внутригрупповой иерархии.

2. На отдельные аспекты классовой ситуации, такие, как заработная плата, влияет целая группа факторов. Большое влияние на заработную плату оказывает, к примеру, такая переменная, как сектор экономики. По этому показателю экономика как Санкт- Петербурга, так и Шанхая оказывается раздробленной не на два, а сразу на несколько секторов – сектор, образованный присуствующими в национальной экономике зарубежными компаниями, сектор либо государственных, либо полугосударственных компаний, сектор частных акционерых предприятий, сектор индивидуальных частных компаний и сектор «личного хозяйства». В обоих городах в особой привилегированной категории оказываются работники, занятые в сфере государственного управления. Включенность в аппарат управления становится своеобразной рентой, позволяющей получать заработную плату более высокую, чем другие работники бюджетной сферы.

3. Санкт-Петербург и Шанхай существенно различаются в том, что касается стратегий использования квалифицированного труда. В Санкт-Петербурге специалисты концентрируются в организациях, напрямую связанных с органами управления. В Шанхае образованный класс распределяется между секторами экономики более равномерно. Наиболее привлекательными являются рабочие места в иностранных компаниях или совместных предприятиях. Труд специалистов в этом секторе оплачивается существенно выше, чем других секторах, включая национальные частные компании.

4. В обоих городах переменная «класс» тесно связана с такой переменной, как «сектор» экономики. В России образование и воспроизводство классов происходят под влиянием включенности индивида в систему управления и его вклада в работу частного сектора экономики. В Шанхае процесс воспроизводства классов находится под влиянием властных отношений и процесса экономической глобализации. Как и в России, наибольшие выгоды приносит занятость в компаниях, представляющих экономические интересы развитых стран, возможность участия в западных инвестиционных проектах. В среде тех, кто работает в западных компаниях, специалистов больше, чем рабочих. Именно специалисты обеспечивают техническую реализацию проектов интеграции национальных экономик в глобальную систему.

5. Глобализация и развитие частного сектора экономики приводит в обоих городах к серьезному расслоению внутри группы специалистов. В Санкт-Петербурге специалисты, занятые в бюджетных учреждениях, имеют крайне низкие зарплаты, сопоставимые с заработными платами неквалифицированных рабочих. В Шанхае специалисты-бюджетники также проигрывают специалистам, работающим в частном секторе экономики или иностранных компаниях. Различия между разными «отрядами» специалистов оказываются более значимыми, чем, к примеру, отличия последних от квалифицированных рабочих. Результаты исследования косвенным образом подтверждают тезис Н. Пуланцаса о нарастающем влиянии центров экономического доминирования на внутренние, характерные для отдельных государств процессы классового воспроизводства. Как полагал Пуланцас, присутствие иностранных компаний, предлагающих более высокий уровень оплаты труда, делает почти невозможным возникновение консолидированного классового сознания.

Примечания

1. В анализе использовалась согласованная российской и китайской командами социологов классификация, в основу которой легла модель Дж. Голдторпа. Согласно этой модели социальные группы разделяются на классы в соответствие с квалификационными характеристиками труда. Дж. Голдторп исходил из веберовской концепции, в соответствие с которой классы формируются различиями в позиционировании на рынке труда. В ходе позиционирования работники распределяются по классам в соответствие с той квалификации, которой они обладают на рынке труда.

2. Диксон Б. Красные капиталисты в Китае. Партии, частные предприниматели и перспективы политических перемен. М.: Олимп-Бизнес, 2005.

Источник: