Сюжеты шорских эпических сказаний о богатыре Кара-Хане1 [1]

Автор: 
Ключевые слова: 

В литературе неоднократно отмечалась важность существенного расширения источниковой базы для изучения шорского героического эпоса. Это пожелание очевидно, особенно если учитывать крайне незначительное количество опубликованных эпических текстов.

Всего ранее было опубликовано лишь 20 полных самостоятельных сюжетов: четыре – Г.Ф. Бабушкиным на шорском языке (Бабушкин 1940), четыре – Н.П. Дыренковой на шорском и в переводе на русский язык (ШФ 1940) и еще один текст из собрания исследовательницы был опубликован мною на русском языке (Дыренкова 1999), пять ранее неизвестных текстов были изданы на русском языке в литературной обработке А.И. Смердова (Ай-Толай 1948), два эпических сказания опубликованы А.И. Чудояковым на шорском и в переводе на русский язык (ШГС 1998), еще одно сказание на шорском языке помещено нами в одном из предыдущих номеров этого бюллетеня (Турушпанов 2003) и, наконец, в 2008-09 гг. на шорском и в переводе на русский язык появились еще три эпических текста (Духовная Шория 2008: 32-239; Токмашов 2007; 2009).

В некоторой мере материал для исследования дают и краткие пересказы сказаний или неполные (по разным причинам) публикации. По моим подсчетам, их всего 13 – восемь текстов изданы В.Радловым (Радлов 1866; Radloff 1866), три – записаны А.В. Адриановым (Очерки … 1883) и еще два опубликованы Н.П. Дыренковой (ШФ 1940).

Три с небольшим десятка эпических сказаний, разумеется, не исчерпывают всего сюжетного богатства шорского героического эпоса.

Поскольку процесс подготовки текстов даже лишь на языке оригинала, не говоря уже о научном переводе, требует значительных временных затрат, начиная с этого номера мы планируем по возможности регулярно публиковать краткие изложения сюжетов ранее не публиковавшихся сказаний.

Ниже в сжатом изложении приводятся сюжеты пяти ранее неизвестных шорских эпических сказаний, названных по имени главного или одного из главных действующих лиц «Кара-Хан».

До сих пор был известен лишь один текст с названием «Кара-Хан» (объемом 192 стихотв. строки), опубликованный на шорском и в переводе на немецкий язык В.В. Радловым (Радлов 1866: 326-331; Radloff 1866: 349-355; на русском языке без ссылки на первоисточник издано в кн.: Вербицкий 1893: 161-162). В нем повествуется о дочери Кара-Хана Алтын-Арыг, которая в борьбе с чудовищем Чылан-ханом доказывает свое право быть наследницей имущества своего отца. После смерти отца АлтынАрыг выходит замуж за богатыря по имени Каткан-Чула.

1. «Кара-Каан»

Записано 31.01.1947 г. Петром Александровичем Кусургашевым, студентом Сталинского государственного пединститута (ныне – Кузбасская педагогическая академия в г. Новокузнецке Кемеровской области), от сказителя В.М. Кульбизекова в селе Мыски. Кусургашев же и перевел данный текст на русский язык для сотрудницы этого пединститута О.И. Благовещенской, интересовавшейся в те годы шорским фольклором. Местонахождение оригинала записи и подстрочника мне не известно, но текст на русском языке в обработке Благовещенской удалось найти в архиве Государственного Литературного музея (ФА ГЛМ, инв. № 419, ед.хр.8. Лл. 255-273). Под названием «Кара-Кан» П.А. Кусургашевым оказалось зафиксировано уникальное сказание «с хозяином», известное в воспоминаниях сказителей, с которыми мне приходилось общаться [2], как «Човаш-оолақпа Öкÿс-оолақ» (или «Öкÿс-оолақпа Мöңÿсоолақ», или же «Чабыс-оолақпа Мöңÿсоолақ»), т.е. «Низкий (маленький) мальчик и Скромный/Слабый мальчик».

В этом сказании несколько богатырских дорог. Сначала Кара-Хан при помощи своей всезнающей жены Алтын-Арыг разрешает сразу три сложных ситуации, грозившие смертью либо его отцу, Кёк-Хану, либо его жене, либо в дополнение – суженому сестры его жены. Одну из задач он решает сам (расправляется с СарыгХаном), а две других – с помощью богатыря Кара-Адая, слуги Кёк-Хана, некогда запертого им в черной горе. Следующая дорога связана с поездкой Кара-Хана на охоту, во время которой он обнаруживает пропажу лося, который жил здесь в течение 60 поколений богатырей, сердится и мчится вслед за неизвестным похитителем. Кара-Хан настигает вора, но тот оказывается гораздо более сильным, и от неминуемой смерти нашего богатыря-алыпа спасают в последний момент два неизвестных голых мальчика. Затем мальчики съедают мясо лося, чтобы стать богатырями, рассказывают Кара-Хану о том, что они его дети, и после это все втроем – Кара-Хан на своем коне, а дети на «белых богатырских палках» – возвращаются в стойбище Кара-Хана. По возвращении на стойбище дети получают богатырские имена: старшему дано имя Чабыс-оолақ («Чабыс-Олак»), а младшему – Мöңÿс-оолақ («Мöнчус-Олак»). Ездить они должны на белых богатырских палках (так в оригинале; фактически речь должна идти о белых посохах) вместо коней.

Дальнейшие события связаны с богатырскими подвигами братьев. Сначала Чабыс-оолак и Мöңÿс-оолак добывают себе удивительных жен (Кёк-кыс и Кан-кыс), чудесно рожденных и наделенных, как и мать этих богатырей, способностями к оборотничеству. Затем богатыри решают разыскать Кара-Адая (алып в мирное время был псом, а при необходимости биться с врагами превращался в богатыря), который после выполнения сложных задач не прекратил своих подвигов, а отправился бороться с другими вражескими богатырями. Алтын-Арыг рассказывает сыновьям, где им искать Кара-Адая, который борется под землей с Чес-öрекен. На семидесятом подземном слое при подходе к медной горе Чабыс-оолак и Мöңÿс-оолак встречаются с семью Шибельдеями, у которых хитростью выведывают их коварные планы и заодно узнают, где же хранится душа Чес-öрекен. Богатыри находят в черном море сундук с семью детенышами выдры, пять из которых убивают сразу, а оставшихся двух зверьков лишают жизни, доехав до места битвы Кара-Адая с Чесöрекен. Возвратившиеся на родину три богатыря застают свое стойбище разрушенным, народ и скот угнанным, а Кара-Хана убитым. Лишь женщинам удалось спастись: Алтын-Арыг улетела, превратившись в золотого гуся, Кёк-кыс – в золотого коршуна, а Кан-кыс – в золотого комара. Настигнув врагов в их земле, младший из могучих братьев, Мöңÿс-оолак, одним ударом своего богатырского посоха убивает сначала младшего Хан-Кезера, младшего сына СарыгХана, некогда убитого его отцом, а затем и старшего – старшего Хан-Кезера. Богатыри возвращаются в свою землю, где их встречает мать и обе жены.

2. «Кара-Хан»

Самозаписи [3] сказителя-кайчы Владимира Егоровича Таннагашева (1932-2007) 1999 [4] (29 рукоп. страниц) и 2002 гг. (47 рукоп. с.) и аудио- и видеозапись (1 час 20 мин.) Д.А. Функа от этого же сказителя 21.07.2002 г. в г.Мыски. Таннагашев перенял это сказание от выдающегося шорского кайчы второй половины ХХ века Прокопия Никоноровича Амзорова (1898-1971). Сюжет излагается на основе первой самозаписи 1999 г.

На берегу белого моря у подножья черной тайги с 60 перевалами живет подданный народ и пасется множество скота. К золотой коновязи серебряным поводом привязан вороной конь (ай қар’ат). В золотом дворце за золотым столом сидят Кара-Хан и его жена Алтын-Арыг. Жена рассказывает супругу приснившийся ей плохой сон. Она говорит, что у нее, дочери Улуг-Хана, сны всегда вещие и потому она очень переживает. Ей снилось, что у подножья черной тайги с 40 перевалами опустился черный туман, в котором сражались два богатыря: один – их зять Кара-Картыга, а другой – семигранный медный алып в медных доспехах. Она ждала исхода боя девять дней. Через девять дней из тумана вышел медный алып, убивший их зятя. Он посадил их дочь, Кара-Торгу, на спину сивому быку, сам уселся верхом на своего саврасого с медным отливом коня (чес қул’ат), поднял с места весь скот и народ и угнал их в свою землю.

Алтын-Арыг отправляет мужа в землю их зятя посмотреть, проверить, все ли там спокойно. Кара-Хан на своем вороном коне быстро достигает владений Кара-Картыга и видит, что там все заросло травой, труп его зятя лежит, словно гора, а скот и народ угнаны. Видит он и следы коня, с копытами размером с мельничные жернова, которые тянутся вослед угнанному народу и скоту. Кара-Хан отправляется в погоню. Когда он ехал по зеленой степи, вдруг потемнело, налетел сильный ветер, и Кара-Хан на вершинах двух гор вдруг увидел большого и малого голого (бесшерстных) волков. Один из волков предложил другому (своей младшей сестре) расправиться с Кара-Ханом, но тот возразил (старшей сестре), что они сейчас потеряют много времени. Лучше они убьют Кара-Хана на обратном пути. Волки убежали, снеся одну из горных вершин [5]. Удивленный и испуганный Кара-Хан поехал дальше и вскоре увидел упирающуюся в небо медную тайгу с 70 перевалами. По подножью медной тайги бредет скот и народ, а гонит их огромный, словно медная тайга, алып на саврасом коне. Кара-Кан подъехал к этому богатырю и ударил его наотмашь по темени. Медный алып, который понимает, что это лишь Кара-Хан мог догнать его и так сильно ударить, вступает с ним в поединок.

Через 60 дней битвы рядом с ними оказывается огромный, размером с тайгу, алып на темно-сером коне (қара пор’ат), который называет Кара-Хана отцом и говорит, что тот не сможет победить Чес-алыпа, если не убить сначала шестисаженную черную кошку, в которой находится душа (тын) Чес-алыпа. Богатырь разворачивает своего коня и тут только Кара-Хан замечает, что у темно-серого коня заячьи лапы, почему он так бесшумно и скачет.

После долгой погони богатырь настигает кошку, приезжает с нею к месту битвы, разрывает зверя пополам и Чес-алып тут же падает замертво, разорванный на две части. Кара-Хан узнает, что помогавший ему алып – его сын, ездящий на темно-сером коне с заячьими лапами девятилетний Хан-Мерген. Происходит встреча с освобожденной сестрой Хан-Мергена. Хан-Мерген говорит отцу, что ему отправиться в такой путь, куда Кара-Хану ехать нельзя, не по его силе это место. Он советует отцу перед возвращением домой зайти сначала в стойбище Чес-алыпа и затем молниеносно исчезает на своем коне с заячьими лапами. Кара-Хан отправляет свою дочь в ту землю, где она и раньше жила. С нею под руководством золотого чайзана он отправляет и весь угнанный скот и народ. Сам же отправляется на солнечную сторону медной тайги, где стоит юрт Чес-алыпа.

Здесь в золотом дворце сидит забившаяся от страха в угол жена Чес-алыпа Алтын-Кööк. Кара-Хан не убивает ее. Женщина готовит еду и кормит проголодавшегося алыпа. Она рассказывает, что пыталась удержать своего супруга от неразумной затеи стать единственным властителем, ханом-пием, на земле. По ее словам, Чесалыпа даже и богатырем-то нельзя было считать по сравнению с ее сыном, Чес-оолаком. Она заверяет Кара-Хана, что когда Чес-оолак вернется, она расскажет ему о доброте Кара-Хана и тот когда-нибудь пустит ради него одну стрелу (в защиту Кара-Хана). Кара-Хан уезжает, нагоняет свою дочь. С нею вместе доезжает до ее стойбища, где и оставляет ее жить. Сам же возвращается к себе домой, к подножью черной тайги с 60 перевалами. На этом завершается первая «дорога» Кара-Хана.

Кара-Хан подробно рассказывает жене о том, что с ним приключилось, и кого он встречал на своем пути. Когда он рассказал о встрече со своим сыном, который после победы над Чесалыпом уехал в какую-то землю, куда запретил ехать ему, Кара-Хану, Алтын-Арыг позволяет себе сравнение сил своего супруга с силами их сына. Она говорит Кара-Хану, что ему, конечно же, не надо было ехать туда, поскольку сил у него всего лишь как в одной правой руке у ХанМергена. Кара-Хан обижается и велит жене рассказать, куда же уехал сын. Несмотря на сопротивление жены, которая боится за супруга (она видит его дорогу в ту землю, но не видит его возвращения), через шесть дней непрерывных расспросов Алтын-Арыг рассказывает, что ХанМерген, перевалив железный хребет, опоясывающий землю, въехал в зеленый мир (кöк чарық). Куда дальше поехал, она не видит.

Кара-Хан уезжает за своим сыном. Достигнув края бледной степи (қуба шöл), он видит посреди нее белую березу с девятью развилками, на которых сидит мать птиц, орел (қара қуш, или қан-кереде қуш), и вьет гнездо. Кара-Хан едет далее и достигает железного хребта, опоясывающего землю. Выехав на него, он видит зеленый мир. Внутри этого мира виднеется зеленая тайга с 80 перевалами, у которой в пыли бьются могучие богатыри. Подъехав ближе, Кара-Хан слышит грозный крик своего сына, Хан-Мергена, бьющегося со своими противниками. Кара-Хан заходит в непроглядный черный туман, идет на ощупь вперед, натыкается лбом на черную скалу и слышит чей-то голос: «В нашу землю еще какой-то алып пожаловал!» Это оказался старший Кёк-Салгын, отдыхающий после схватки с Хан-Мергеном. Он рассказывает, что выдержал лишь 6 дней, после чего его сменил младший Кёк-Салгын, но Хан-Мерген убил его через 40 дней. Пока он так рассказывал, внутри черного тумана раздался такой сильный удар, что Кара-Хан и Кёк-Салгын на 9 саженей в сторону отлетели. Кара-Хан продолжает расспрашивать Кёк-Салгына, почему же в их землю вдруг нагрянул Хан-Мерген. Тот рассказывает, что его младший брат, обратившись черным ветром, украл ребенка Кара-Картыги. Как старший Кёк-Салгын не отговаривал своего брата, тот не послушался. Теперь из-за этого греха вся их земля наизнанку выворачивается, высыхает. Кара-Хан кричит на Кёк-Салгына. Его голос слышит Хан-Мерген, который вновь говорит отцу, что не надо было ему сюда ехать, не по его силе это место. Кара-Хан успокаивает сына и вступает в битву со старшим КёкСалгыном. Обессилевший в предыдущем сражении Кёк-Салгын гибнет, но победивший Кара-Хан тут же сам попадает в руки другого богатыря, Кара-алыпа. Слабеющий Кара-Хан просит о помощи своего сына. Тот, сражающийся в это время с Хан-олаком, пытается толкать противника так, чтобы самому оказаться поближе к отцу, но безуспешно. Тогда Хан-Мерген посылает своего темно-серого коня защитить душу Кара-Хана: для этого коню надо вернуться обратно за железный хребет и посреди бледной степи на белой березе с девятью развилками отыскать орла, у которого и хранится эта душа. Вороной конь оказывается у березы, но там нет орла. Где-то далеко он услышал крики орла, помчался на голос и увидел, как того преследует девятикрылый железный ястреб. Догнав орла, конь Хан-Мергена ухватил его за хвост, заставив сесть на землю, а сам в это время разрубил копытами напополам подлетавшего ястреба. Вместо ястреба на землю упал какой-то могучий алып, разрубленный пополам. Вдохнув орла себе в правую ноздрю, темно-серый конь отправляется в обратный путь. По дороге ему попадается с шестью перевалами трехдверная черная тайга. Конь забегает в тайгу через среднюю дверь, выдувает там орла из ноздри, крепко запирает дверь и затем несется к своему хозяину.

Кара-Хану по-прежнему приходится тяжко и он уже готовится отойти в иной мир, а ХанМергену все никак не удается оказаться поближе к своему отцу: Хан-олак стоит как тайга и его невозможно сдвинуть с места. В это время на месте сражения появляется некий богатырь в медной шапке и медных доспехах, который предлагает войти в бой на стороне (вместо) Кара-Хана. Он оттаскивает Кара-Хана в сторону и тот, наконец, садится в зеленой степи отдыхать. Проходит девять лет. Вдруг раздается такой мощный удар о землю, что Кара-Хан отлетает в сторону от того места, где сидел, на 9 саженей. Это Хан-Мерген убивает своего противника. Отец рассказывает сыну о своем неожиданном помощнике. Хан-Мерген решает посмотреть, кто же это такой. Он вновь заходит в черный туман и видит, как два богатыря сражаются, не уступая друг другу в силе, и предлагает алыпу в медных доспехах сменить его. Хан-Мерген за 6 дней убивает Кара-алыпа. Богатыри расспрашивают помогавшего им алыпа о том, кто же он такой. Это оказывается Чес-оолак, сын Чесалыпа, которого некогда убил Кара-Хан. Мать Чес-оолака, которую Кара-Хан оставил в живых, послала его на помощь Кара-Хану и ХанМергену.

Хан-Мерген предлагает посмотреть на тело убитого Хан-олаком своего племянника (сына его сестры, Кара-Торгу). Он рассказывает, что этот малыш, одетый лишь в рубаху красного шелка, справился с четырьмя алыпами и погиб, лишь попав в руки Хан-оолака. Хан-Мерген говорит, что если бы мальчик получил имя, то с ним бы никто не смог сравниться. Алыпы делают золотой гроб и хоронят ребенка-богатыря на вершинах девяти лиственниц.

Богатыри дальше осматривают поле битвы. Они видят убитого Хан-оолака, тело которого продавило землю. Они видят тела девятерых алыпов, пришедших на помощь братьям КёкСалгынам с белого света, и шестерых – из подземного мира. Вдруг Кара-Хан замечает тела двух девушек с бугрящимися грудями. ХанМерген рассказывает, что это – друзья КёкСалгынов, старший и младший голые бесшерстные волки, девицы Алтын-Шачак и КюмюшШачак. Откуда они прибежали, никто не знает. Лишь где-то Хан-Мерген краем уха слышал, что они вроде бы из шила-тайги (пис-тайға), стоящей на краю этой земли, вышли.

Кара-Хан и Хан-Мерген на своих конях и Чес-оолак на семисоставном медном посохе отправляются домой. Достигнув желтой степи, которую и сороке не пролететь, богатыри оказались у росстани дорог. Хан-Мерген предлагает Чес-оолаку, когда наступит время искать себе жен, ехать вдвоем. Кони Хан-Мергена и КараХана в девять прыжков достигают родной земли. Кара-Хан рассказывает супруге и об одержанных ими победах и о гибели ребенка их дочери. Алтын-Арыг сожалеет, что их дочь теперь совсем одна осталась.

Сказание завершается кратким трафаретным описанием счастливой жизни героев.

3. «Кара-Хан», или «Керсе ай қар’ат»

Аудиозапись Д.А. Функа от В.Е. Таннагашева, г. Мыски, 9.12.2003 г., и повторная самозапись (32 рукоп. с.) сказителя 2006 г. Сказание было перенято от известного шорского кайчы Павла Петровича Токмагашева (1906-1979).

Кара-Хан и его жена Кара-Пурба, бродящая по свету в образе серой волчицы с девятисаженным хвостом, пытаются собрать под свое начало богатырей востока и запада. После возвращения домой (Кара-Хан смог лишь троих алыпов уговорить, в то время как его жена – семьдесят) на них нападают подземные Кырöрекен и Кан-Сарыг-кыс, которые убивают Кара-Хана и его жену, а также тех богатырей, которые пытались вступиться за них. Кара-Пурба предрекает, что их дети отомстят этим злобным существам. После смерти наших богатырей изо лба (между глаз) Кара-Пурбы выходит на свет один мальчик, а из синего камня (кöк таш), что лежал подле березы в шесть обхватов рядом с телом Кара-Хана, – другой мальчик. Дети получают имена Хан-Кыйган и Кöк-Таш-Мерген.

С этого момента активную роль начинает играть мудрый конь Кара-Хана, подсказывающий детям, что, как и когда они должны делать. Спустившись на семидесятый подземный слой, Хан-Кыйган и Кöк-Таш-Мерген находят злодеек, хватают их за волосы и выволакивают на белый свет.

Притащив злодеек к своему дому, там, где те расправились с их родителями, Хан-Кыйган и Кöк-Таш-Мерген убивают их. Отцовский вороной конь сопровождает детей своего хозяина в землю имеющего шестерых дочерей Алтыналыпа (на этом роль вороного коня в сказании завершается). После победы над соперниками Хан-Кыйган и Кöк-Таш-Мерген берут в жены, соответственно, старшую, Алтын-Арыг, и младшую, Алтын-Кёёк, дочерей Алтын-алыпа, возвращаются к себе домой, устраивают свадебный пир и живут счастливо.

4. «Ай кар’аттыг Кара-Хан»

Самозапись В.Е. Таннагашева. Таннагашев слышал это сказание в 1947 г., когда ему было 15 лет, от известного шорского сказителя-кайчы ПавлаИвановича Кыдыякова (1908-1970). Самозапись на шорском языке произведена в конце 2005 г., оригинал рукописи, объемом 27 рукописных страниц, выслан в Москву 29.03.2006 г.

Кара-Хан, сидевший в своем дворце в течение сорока лет, решает немного проехать по белому свету (ак чарық). В белой степи на него нападает неизвестный алып в медных доспехах. Он подбрасывает к сороковому небу семигранную медную булаву, которая, падая, бьет вороного коня по голове, отчего Кара-Хан падает навзничь. Неизвестный алып связывает КараХана сыромятными ремнями, привязывает к хвосту своего коня и увозит. Конь Кара-Хана уносится в неизвестном направлении. Жена Кара-Хана, Алтын-Сабак, наблюдала за этой трагедией из своего дворца, глядя в трехглазую подзорную трубу.

Вскоре после этого события Алтын-Сабак, к моменту отъезда супруга находившаяся на шестом месяце беременности, рожает мальчика. Ребенок получает имя Кара-Кылыш. Мать предлагает ему ехать искать своего отца.

Кара-Кылыш доезжает до дымового отверстия земли (чер тÿндÿк) и спускается по нему до семидесятого слоя, где и находит своего отца. Как оказалось, там, под землей, Кара-Хан героически сражается со злыми духами айна. Кара-Хан весьма скептически отзывается о возможностях сына и его коня и предлагает им вернуться домой. Через 30 лет в подземный мир вновь спускается богатырь – на сей раз это внук Кара-Хана, Алтын-Кушка, ездящий на златогривом кауром коне. Кара-Хан вновь отказывается от помощи в борьбе с духами айна, однако просит помочь в поиске и возвращении своего коня.

Выскочив на солнечный, он же белый, свет (кÿн чарық / ак чарық) [6], Алтын-Кушка проезжает его и видит вдали окружающий землю железный хребет, откуда доносится ржание вороного коня. Алтын-Кушка спасает коня от вечно падающей ему на голову медной булавы и велит спасенному коню ехать в подземный мир за Кара-Ханом, и возвращаться с ним обратно домой. После этого начинает развиваться вторая сюжетная линия сказания – поиск алыпом АлтынКушка своей невесты.

Алып решает отправиться на ту сторону железного хребта, который служит границей между двумя мирами (чарық ‘свет’): белым (ак чарық и сумрачным светом (порас чарық). Перед тем, как въехать в сумрачный мир, богатырь ложится навзничь на железном хребте, достает из правого кармана золотую дудку (пырғы) с шестью отверстиями и начинает играть на ней в течение трех дней; при этом изо рта богатыря выходит белый туман, расстилающийся по всему железному хребту. Через три дня алып садится на своего коня и спускается в сумрачный мир, где у черной тайги видит богатырей с черными лицами. Здесь некий богатырь ХанПерген выступает в роли «ангела-хранителя» нашего алыпа: он побеждает ханов-биев этого мира – двух братьев Кара-Хан-Мергенов. Именно Хан-Мерген сражается с ними, мотивируя это тем, что Алтын-Кушка всю свою силу оставил на железном хребте, став в итоге похожим на скелет. И он же сватает за Алтын-Кушку дочь владеющего черной тайгой Кара-Салгына, Кара-Торгу, и затем, после проведения пира у ее родителей (қыс тойы) и проводов Алтын-Кушка с его невестой до железного хребта, объясняет Алтын-Кушке, чтó тот должен сделать, чтобы вернуть свою силу. Алтын-Кушка в течение трех дней втягивает в себя весь туман – всю свою силу, и становится еще более могучим алыпом, чем прежде. Затем он возвращается домой по следу вороного коня, видит, что тот заехал и выехал из земного дымового отверстия, и едет далее в сторону своей черной тайги. Сказание завершается возвращением алыпа домой и свадебным пиром.

5. «Кара-Хан», или «Алтын-Сом»

Аудио- и видеозапись (35 мин.) Д.А. Функа от В.Е. Таннагашева, г.Мыски, 22.10.2006 г. Таннагашев перенял это сказание от П.Н. Амзорова.

Посреди земли у подножья черной тайги с девятью перевалами, на берегу черного моря, в золотом дворце живет Кара-Кан. Кара-Хан упрекает свою супругу, Алтын-Торгу, в том, что она не может родить ему наследника. Он вытаскивает ее из дворца и, забросив ее на вершину черной тайги, сам на своем вороном коне (ай қар’ат) уезжает брать в жены дочь Ак-Хана, молодую Алтын-Арыг. Пока во дворце КараХана никого не было, в его земли друг за другом приезжают сначала (через 6 дней) брат Алтын-Торгу, Алтын-Кылыш на светло-кауром коне (ақ қор’ат), а затем (через 9 дней после него) и их сестра, богатырша-девушка Кан-Кöк на светло-игреневом коне (ак шамдар’ат). Они не могут найти сестру и уезжают ни с чем. Через сорок дней домой возвращается счастливый Кара-Хан с молодой женой, но тут с вершины черной тайги, ведя за ручку новорожденного мальчика, спускается Алтын-Торгу. Она упрекает мужа в том, что тот забросил ее на гору, когда она была на третьем месяце беременности. Кара-Хан раскаивается и отсылает от себя молодую Алтын-Арыг. Сын Кара-Хана получает свое богатырское имя. Создатель, в образе бедного старичка пришедший на зов мальчика, нарекает его именем Алтын-Сом и предрекает ему бессмертие, но лишь в случае, если тот не поедет в землю алыпа Маскачака.

Алтын-Сом на своем светло-соловом коне (ақ сар’ат) отправляется в землю своих деда и бабки по материнской линии, Алтын-Хана и Алтын-Кас, и своей тетки Кан-Кöк. Подъезжает к основанию золотой тайги с 60 перевалами и обнаруживает, что возле дворца у золотой коновязи не видать коней. Дед и бабка говорят ему о том, что их дочь, Кан-Кöк, выехавшая из дома без своих богатырских доспехов (длиною до колен тридцатислойный куяк из цепей, илчирбе қуйақ), в которых у нее заключена основная сила, нуждается в помощи. Алтын-Сом выезжает на ее поиски и обнаруживает где-то на востоке стоящей у одной из трех дверей, ведущих в белую тайгу с сорока перевалами. Кан-Кöк вцепилась в ручку средней двери, тянет ее, не может открыть и теряет последние силы. Алтын-Сом подъезжает к ней и легко отрывает ее руку от ручки двери. Удивленная Кан-Кöк благодарит богатыря. Она узнает, что это, оказывается, ее племянник Алтын-Сом. Кан-Кöк и Алтын-Сом возвращаются в дом Алтын-Хана и Алтын-Кас. Туда уже приехал и Алтын-Кылыш, брат КанКöк. Алтын-Сом рассказывает о предсказании Создателя и собирается все же ехать к алыпу Маскачаку. Богатыри все втроем отправляются в путь. По дороге Алтын-Кылыш замечает, что его конь во всю прыть несется, а кони его сестры и племянника легкой рысцой бегут: такие могучие кони у них. Богатыри подъезжают к подножью белой тайги с семьюдесятью перевалами, возле которой живет алып Маскачак, и видят, что там собралось несметное множество алыпов – его друзей. После недолгого спора Алтын-Сома со своей теткой, кому же именно надо сражаться с алыпом Маскачаком, АлтынСом вызывает последнего на бой. У АлтынСома не хватает сил победить этого алыпа. Через 40 дней борьбы к сражающимся богатырям подлетают большая и малая птицы-фламинго с гробом на спине [7], садятся рядом и ждут исхода сражения. По прошествии еще нескольких дней алып Маскачак убивает Алтын-Сома. Его тело ложится в гроб, и птицы улетают с ним.

Кан-Кöк вступает в борьбу и через 9 дней убивает алыпа Маскачака. Затем брат с сестрой начинают сражаться с другими алыпами и через 40 дней уничтожают их всех. Кан-Кöк и АлтынКылыш решают ехать к своей сестре, АлтынТоргу, чтобы поведать ей о смерти ее единственного сына. Они доезжают до черной тайги с 9 перевалами. Возле коновязи видят вороного коня Кара-Хана, а рядом с ним – солового коня Алтын-Сома. Удивленные они заходят во дворец и видят там за столом живого Алтын-Сома с его женой, Алтын-Шачак. Племянник рассказывает им о том, что птицы унесли его в землю Единственного Создателя, который и оживил его. По дороге домой Алтын-Сом нашел себе жену. Алтын-Сом предлагает всем остаться у него на свадебном пиру, но Кан-Кöк отказывается. Она уезжает искать богатыря сильнее себя, за которого она затем сможет выйти замуж. Сказание заканчивается рассказом о свадебном пире и стандартной концовкой с описанием счастливой жизни героев.

Еще два одноименных текста («КараКан») на шорском языке хранятся в архиве Кунсткамеры в Санкт-Петербурге. Это полевые записи Н.П. Дыренковой 1930-х гг. от Г.Н. Кастаракова из ул. Сибиргинского (58 тетрадных страниц) и полевые записи и чистовой вариант на 42 листах в записи от К.П. Апонаева (кайчы Карол из улуса Мыски). Там же хранится отрывок из одноименного сказания (5 рукоп. страниц с набросками перевода на рус. яз.), записанный одним из неизвестных корреспондентов Дыренковой. Вопрос о единстве их сюжетов с сюжетами представленных выше одноименных эпических текстов остается пока без ответа по причине отказа дирекции Кунсткамеры и руководства сектора Сибири данного института в предоставлении копий данных текстов для научной работы. И, наконец, еще один одноименный текст, «Кара Кан», в 1969 г. записанный на магнитофон от кайчы П.П. Токмагашева, хранится в семейном архиве покойного А.И. Чудоякова. Время звучания этого эпоса – «6,8 часа» (Труды … 1998: 146). Этот текст также пока не опубликован.

Литература

Radloff 1866 – Radloff W. Die Sprachen der türkischen Stämme Süd-Sibiriens. T.1: Die Dialekte des eigentlichen Altai: der Altajer u. Teleuten, Lebed-Tataren, Schoren und Sojonen. St.-Pbg.: Akademie der Wissenschaften, 1866.

Ай-Толай 1948 – Ай-Толай. Героические поэмы и сказки Горной Шории. Новосибирск: ОГИЗ, 1948.

Бабушкин 1940 – Бабушкин Г.Ф. Шор ныбактары. Новосибирск, 1940.

Вербицкий 1893 – Вербицкий В.И. Алтайские инородцы. М., 1893. 221 с.

Духовная Шория 2008 – Духовная Шория. Шорский фольклор в записях и из архива профессора А.И. Чудоякова. Кемерово: ИПП «Кузбасс», 2008. 352 с.

Дыренкова 1999 – Дыренкова Н.П. Шорская героическая сказка «Каткан Чула, имеющий старшую сестру Алтын Коок» (публикация Д.А. Функа) // Народы Российского Севера и Сибири. Сибирский этнографический сборник. Вып. 9. М., 1999. С. 129140.

Очерки … 1883 – Очерки северозападной Монголии. Результаты путешествия, исполненного в 1879 году по поручению Императорского Русского Географического Общества членом-сотрудником оного Г.Н. Потаниным. Вып.IV. Материалы этнографические, с 26-ью таблицами рисунков. СПб., 1883.

Радлов 1866 – Радлов В.В. Образцы народной литературы тюркских племен ... Ч.1: Поднаречия Алтая: алтайцев, телеутов, черновых и лебединских татар, шорцев и саянцев. СПб., 1866.

Токмашов 2007 – Токмашов Б.И. Золотой Хан со старшим братом Белым Ханом. Остросюжетная эпическая поэма на шорском языке с параллельным переводом на русский язык. Новокузнецк, 2007 (http://www.proza.ru).

Токмашов 2009 – Токмашов Б.И. Каан Оолак: богатырское сказание кондомских шорцев. Новокузнецк: Новокузн. Полиграфкомбинат, 2009. 148 с.

Труды … 1998 – Труды А.И. Чудоякова // Деятельность Андрея Ильича Чудоякова и духовное возрождение шорского народа. Новокузнецк, 1998. С. 145-146.

Турушпанов 2003 – Турушпанов Д.К. «Мерет-оолак». Текст шорского эпического сказания на языке оригинала (публикация Д.А. Функа) // Информационный бюллетень координационного Центра комплексных исследований эпической традиции, 2003, №3, С. 6-19.

ШГС 1998 – Шорские героические сказания / Вступительная статья, подготовка поэтического текста, перевод, комментарии А.И. Чудоякова; музыковедческая статья и подготовка нотного текста Р.Б. Назаренко. М.; Новосибирск: Наука, 1998. 463 с. (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока; Т.17).

ШФ 1940 – Шорский фольклор. Записи, перевод, вступительная статья и примечания Н.П. Дыренковой. М.; Л., 1940. 39+448 с.

Примечания

1. Публикуется в рамках программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России».

2. Честно говоря, я уже смирился с тем, что большая часть сказителей в 1980-х-начале 2000-х гг. не знала сюжет этого сказания, а те немногие, кто знал (А.П. Напазаков, например), отказывались его исполнять из-за боязни сделать роковую ошибку (вслед за которой последовало бы неминуемое наказание со стороны нывакээзи, хранителя-хозяина этого сказания). Насколько мне известно, это сказание никто из исследователей шорского эпоса не записывал и потому можно считать удачей, что этот сюжет обнаружился-таки в архиве ГЛМ.

3. Здесь и далее во всех случаях отсылки к самозаписям В.Е. Таннагашева речь идет о рукописях на шорском языке.

4. Зап. в период между 31.01 и 15.02.1999 г.

5. В повторной самозаписи 2002 г. В.Е. Тан-нагашев спутал время встречи Кара-Хана с голыми волками. Этот эпизод, надо признать, достаточно искусственно, был введен им в конце первой «дороги» Кара-Хана, когда тот возвращался со спасенной дочерью в ее стойбище. Сказитель позже специально обговаривал со мной эту свою ошибку.

6. Чарық – букв. ‘свет’, в эпосе используется в значении ‘мир (некая значительная по размерам часть эпического локуса)’, ‘некая территория, земля’; как правило, имеет цветовое обозначение/маркировку.

7. Мотив птиц-фламинго, уносящих на себе гроб с телом мертвого героя или героини, представлен также в сказании «Солнца не видящая Кюн-Кёёк» из репертуара этого же сказителя.

Источник: